Институт Интегративной Семейной Терапии
Институт Интегративной Семейной Терапии
Institute of Integrative Family Therapy
КОНТАКТЫ
ОПЛАТА
 
Институт     Клиентам    Специалистам и абитуриентам    Студентам    Библиотека    Календарь    Карта сайта     
 
 
Научные публикации

Популярные статьи

Дипломные работы

Эссе

Фотографии

Биографии корифеев

 
Версия для печати
  ИИСТ / Библиотека / Эссе / Синельников Михаил - Границы клиента и терапевта в семейной расстановке.

Синельников Михаил - Границы клиента и терапевта в семейной расстановке.



 "Границы клиента и терапевта в семейной расстановке".

Синельников Михаил, MFA 14

         Семейная расстановка, занимая место в спектре методов семейной терапии, является системно-ориентированным методом.   Это значит, что объектом воздействия в семейной расстановке является система. Обычно это либо семейная система, либо условная система, состоящая из важных в контексте запроса структурных элементов (расстановка внутренних частей, тетралемма и т.д.) Но в любом случае система, далее в этом эссе я буду называть расставляемую систему системой-объектом. Здесь стоит заметить, что не только объектом воздействия расстановки является система, ее субъект – тоже система. Система клиент-терапевт. Ведь именно эта пара, объединяется для того, чтобы сделать расстановку. Эту систему я буду называть системой-субъектом.
            Наиболее простым и близким мне определением системы является такое: система есть множество элементов, выделенное из среды для достижения цели, сумма свойств которого не сводится к сумме свойств элементов по отдельности. Называя метод системно-ориентированным и рассматривая проблему клиента через призму системного подхода, расстановщику, на мой взгляд, необходимо пойти на шаг дальше и рассматривать свои отношения с клиентом тоже как систему. Действительно, объединение клиент-терапевт обладает свойствами системы:
  • Эмерджентность (несводимость свойства системы к сумме свойств ее элементов) – расстановка возможна лишь при наличии клиента и терапевта;
  • Целенаправленность
  • Синергичность (максимальный эффект деятельности системы достигается в случае эффективного совместного функционирования элементов для достижения общей цели);
  • Приоритет целей системы над целями ее элементов и др.
            Если рассматривать клиента и терапевта как систему (система-субъект), то можно говорить о границах этой системы, как внешних (порядок взаимодействия с группой, фигурами расстановки, внешним миром и др.), так и внутренних (степень привнесения личного опыта в систему, описание системы через понятия “мое”,  “твое” и “наше”). Внешним и внутренним границам системы-субъекта, способам их обнаружения и очерчивания посвящено мое эссе.
            Из определения: система есть определенное множество, обладающее некими свойствами. А что же такое множество? В формулировке известного математика Георга Кантора множество можно описать, как соединение в некое целое определённых хорошо различимых предметов  нашего созерцания или нашего мышления (горсть горошин – множество, гороховая каша - нет). Это означает, что необходимое условие взгляда на сущность как на систему – взгляд на сущность как на множество элементов. Для того чтобы смотреть на сущность, как на множество (а затем и на систему), наблюдатель должен хорошо различать элементы этого множества (элементы системы), а для этого ему необходимо четко различать границы каждого элемента (горошины вместо гороховой каши). Суть этих путаных размышлений можно выразить фразой: для системного подхода, необходимого терапевту для ведения расстановки, необходимо четко видеть границы, отделяющие один элемент системы от другого.
Задача эта для системы-объекта тривиальна: поставив в поле расстановки условных мужа и жену или печень и почки (для структурной расстановки) в качестве двух фигур-заместителей – даже ребенок сможет провести границу между ними. Хотя и здесь расстановщика подстерегает опасность – можно по неосторожности, например, переименовать фигуру по ходу расстановки и “горох превратится в кашу”. Но в любом случае внутренние границы системы-объекта расстановки или ее отображения на ковре (это разные системы и вторая – модель первой) для терапевта провести легче - он только наблюдатель по отношению к этой системе. Да и клиент в начальных стадиях расстановки сидит на стуле не просто так. Он осваивает позицию наблюдателя, недоступную ему в системе-объекте, но доступную в ее отображении на ковер. Он занимает эту позицию, чтобы понять законы функционирования и границы в системе-объекте, через ее модель на расстановочном ковре.
Намного сложнее дело обстоит с системой-субъектом. Позиция наблюдателя здесь для терапевта является практически недоступной. Ведь наблюдать можно только извне, а терапевт находится внутри системы-субъекта. Если бы, находясь внутри системы, элемент мог бы “объективно смотреть” на систему в целом, то мир бы перевернулся, а расстановщики были бы не нужны. Т.е. находиться внутри системы и объективно оценивать ее как целое принципиально не возможно.
Но в случае с расстановкой это необходимо. Если терапевт не сможет увидеть границы внутри системы-субъекта, он не сможет помочь клиенту увидеть и понять границы в расставляемой системе. Терапевт не сможет, на своем примере, показать клиенту, как не запутаться, находясь в “плену” системных взаимодействий – безрадостная перспектива. Не спасет и “объективный” взгляд сверху на систему-объект, т.к. после расстановки клиент вернется в свою систему и все вернется на круги своя.
 
Что же делать?
 
От терапевта требуется невозможное: объективно смотреть на ту систему, в которой он элемент. Видеть законы ее функционирования, внешние границы и границы между собой и клиентом. Одновременно быть с клиентом одной структурой, направленной на достижение цели и понимать границы себя и границы клиента. Что здесь может помочь?
Ко-терапия предоставляет здесь более гибкие возможности. Один из терапевтов может находиться в тесном взаимодействии с клиентом, что поможет в работе с системой-объектом, для второго в это время системой-объектом будет система, состоящая из клиента и первого терапевта, и он будет следить уже за функционированием этой системы. В этом случае появляется система мета-субъект. Подобные механизмы предлагает и супервизия. Это хорошо, но мало – если “гороховая каша” может появиться в системе-объекте и системе-субъекте, то и до системы мета-субъекта она может “добраться”.
 
Что же еще может помочь? Поможет четкое осознание задач терапевта в отношении границ системы-субъекта. Их  для себя я формулирую так:
1.    Ощущать свои границы в рамках системы субъекта (для себя: “это мое”).
2.    Очертить их для клиента (для клиента: “это мое”).
3.    Ощущать и уважать границы клиента в рамках системы-субъекта (для себя: “это его”).
4.    Помочь клиенту их увидеть и очертить (для клиента: “это твое”).
5.    Совместно с клиентом сформировать внешние границы системы-субъекта (вместе: “это наше”)
 
            Терапевт должен хорошо знать себя и знать то, что он может привносить с собой в систему с клиентом. Познать себя и свои границы. В этом ему поможет личная терапия, знание своих зон роста, своей истории, и голова на плечах.  Поможет, к примеру, анализ уже проведенных им расстановок: можно с большой долей вероятности предположить, что если большинство систем-субъектов с участием терапевта обладали некоторым свойством, то это свойство системам задавал именно терапевт.  Пример: к терапевту пришли N клиентов и все с проблемой сепарации от мамы. Для меня это сигнал к тому, что стоит хорошо подумать, нет ли в этом закономерности. Легко сказать (чем я грешу), что это просто совпадение, легко сказать (чем я не грешу), что это “поле мне послало” и удариться в мистику. Сложнее сказать себе – к тебе приходят разные люди с разными проблемами, а ты во все отношения с ними, во все расстановки привносишь одну и ту же тему и это – твоя проблема. Ты здесь не видишь границы между собой и клиентом, ты не различаешь где ты, а где он, ты его убеждаешь, что его проблема в сепарации, а эта проблема актуальна для тебя самого (для себя: “это мое”).
Кроме того, признаками, что терапевт в работе потерял свои границы, могут быть:
1.    Готовность работать бесплатно и дома у клиента, лишь бы “спасти” его.
2.    Попытки всеми силами “долечить” клиента, например, звоня ему домой и напоминая, как ему жить теперь.
3.    Идти на поводу у клиента во время расстановки, даже если это нарушает базовые порядки.
 
У медали две стороны: и насколько опасно для терапевта неосознанное привнесение неотработанного личного опыта, настолько же действенными могут быть интервенции по привнесению отработанного личного опыта терапевта. Терапевт в них приоткрывает свои границы клиенту, показывая, что он такой же человек. “Это мое и я даю это тебе”. В умелых руках это может быть полезно как для клиента, так и для установления контакта клиент-терапевт: “Я такой же, как ты”. В своей не столь обширной практике я эти интервенции применяю редко, так как считаю, что у меня не хватает веса указывать на свой опыт, да и опыт, в силу возраста, моя не самая сильная сторона.
            Помочь ощутить свои границы терапевту могут и некоторые технические приемы. Здесь можно вспомнить заземление, помогающее человеку вернуться в гарантированно свои границы – границы своего тела (для себя: “это мое”). Поэтому для меня важно и является своего рода ритуалом перед началом расстановки поставить свои ноги на пол всей ступней. Этот ритуал позволяет мне ощутить границы моего тела и моих чувств. Иногда, во время сбора запроса, я прошу того же и у клиента (для клиента: “это твое”). Для меня в этом смысле важны так же паузы, которые я беру в процессе проведения расстановки: в это время я прислушиваюсь к своим ощущениям, мыслям, чувствам и ощущаю свои границы.
 
Задача терапевта не только ощущать и очерчивать свои границы, но и помочь клиенту сделать то же самое. Например, правило “стоп” – если клиент говорит стоп, то у терапевта остается право на последние шаги для завершения работы, а далее расстановка завершается. Для меня важно говорить клиенту об этом правиле, давая ему оружие для охраны границ своей целостности (для клиента: “это твое”).
            Кроме того, клиент может отстаивать свои границы, как с помощью вербальной коммуникации: “Я не буду идти сейчас в семейную тему и ограничусь своей рабочей ситуацией”, так и с помощью различного рода сопротивлений. Степень обхода или даже преодоления этих сопротивлений каждый терапевт должен определить для себя сам, здесь важно лишь помнить, что клиент сопротивляется не из вредности, а чтобы не разрушиться, отстаивает свои границы и границы своей системы. По моему мнению, необходимым условием функциональности системы-субъекта, является уважение границ терапевта к границам клиента (для себя: “это его”). Обнаруживая сопротивление, как признак пересечения границы клиента и значимости темы, к которой подошла расстановка, терапевт попадает на перепутье. Что делать?
Вариантов много и это отношение к границам клиента:
1.     Не трогать сопротивление.
2.     Обойти сопротивление.
3.    Сломать сопротивление, фрустрировав клиента.
4.    Заменить сопротивление более совершенным на взгляд терапевта.
5.    Указать на него (граница не осознается клиентом, при этом терапевт дает клиенту выбор пускать за границу или нет) и др.
В каждом отдельном случае может потребоваться свой вариант действия. Для терапевта хорошим знанием будет анализ своих трендов в этом вопросе. Выбор и ответственность за него лежит на терапевте.
 
Внешние рамки системы-субъекта очерчиваются и создаются совместно клиентом и терапевтом. Это их совместная задача, необходимая для общего успеха работы. Они вместе определяют фигуры расстановки, вместе решают, как они взаимодействуют с группой. Здесь необходима подстройка терапевта и клиента друг под друга. Так как расстановщик, в силу своей профессии, знает больше о процессе, организаторская функция лежит на нем. Он ведущий в этом процессе и во многом от его действий зависит функциональность внешних границ системы-субъекта. Мне представляется, что во время ведения расстановки, одна из задач терапевта контролировать внешнюю границу, оберегая систему-субъект от излишнего вмешательства извне, например оценочности в суждениях заместителей и группы. В связи с внешними границами системы-субъекта мне вспоминается интересный случай: мы с ко-терапевтом работали с женщиной, которая также является менеджером помещения, которое мы арендуем для проведения группы. До работы, она предупредила своего коллегу – мужчину, работавшего в другой комнате, чтобы он не беспокоил ее примерно час. Через полчаса, мужчина зашел в комнату, где проходили расстановки и потребовал в жесткой форме, чтобы она прекратилась – как раз шла сильная динамика, и клиент был “разобран”. Я и ко-терапевт отреагировали на это корректно, сказав, что невозможно прервать работу на этой стадии и мужчине придется подождать. Через десять минут ситуация повторилась и рисковала перерасти в скандал. В этот момент мне пришлось выйти за дверь и общаться с мужчиной, буквально грудью защищая процесс терапии. Ко-терапевт и клиент в это время продолжали расстановку. Я недоумевал и очень злился, что мне с таким трудом приходится отстаивать границу терапии от какого-то “постороннего левого мужика”. Мелькнула мысль что он не посторонний… Это был ее муж, с которым по ее словам они почти не видятся, так как он постоянно в командировках. Оказалось, они коллеги и работают (когда он не в командировке) под одной крышей. Я чудом остался корректен с ним и чудом мы договорились, чтобы он не мешал. Когда позже, я узнал, кто есть кто, сильно удивился, насколько узкий мостик отделял нас от провала. Ведь провал был бы и в том случае, если бы он сорвал терапию и в том случае, если бы я был с ним не корректен. Но обычно охрана внешних границ – не самая сложная задача. Мне видится, что сложнее все же с внутренними.
 
Выводы:
  1. В системном подходе можно рассмотреть с системной точки зрения не только систему-объект, но и систему клиент-терапевт (систему- субъект).
  2. Смотреть на систему сверху, являясь ее элементом – практически невозможно. Расстановка дает клиенту такую возможность (относительно системы-объекта). Но система-субъект тоже требует взгляда сверху, например для оценки границ системы.
  3. Границы являются одним из основных компонентов для анализа в системной психотерапии, к которой относятся расстановки.
  4. Ощущать и очерчивать свои границы, помогать клиенту с его границами и уважать их – задачи терапевта.
  5. Работа с личной историей, заземление, паузы в работе, ко-терапия – оружие терапевта для осознания, оберегания и очерчивания своих границ.
  6. Правило “стоп”, заземление – оружие клиента, которое дает ему терапевт.
  7. Сопротивление клиента несет функцию охраны границ – это необходимо уважать.

 
 
Лицензия 77Л01 №0007170, рег.№036364, от 23 июля 2015г.    Телефон: +7 (495) 772-0021    Е-mail: