Институт Интегративной Семейной Терапии
Институт Интегративной Семейной Терапии
Institute of Integrative Family Therapy
КОНТАКТЫ
ОПЛАТА
 
Институт     Клиентам    Специалистам и абитуриентам    Студентам    Библиотека    Календарь    Карта сайта     
 
 
Научные публикации

Популярные статьи

Дипломные работы

Эссе

Фотографии

Биографии корифеев

 
Версия для печати
  ИИСТ / Библиотека / Научные публикации / - Наркотическая зависимость и созависимость личности в семье. Автореферат.

- Наркотическая зависимость и созависимость личности в семье. Автореферат.


Назаров Е. А.


    На правах рукописи АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Назаров Евгений Александрович      

        19.00.11 - педагогическая психология Москва 2000г. Работа выполнена в Институте дошкольного образования и семейного воспитания Российской академии образования. Научный руководитель - доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО Петровский В.А. Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО Кондратьев М.Ю. кандидат психологических наук, доцент Ениколопов С.Н. Ведущая организация - Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова.

Содержание: Общая характеристика работы. Основное содержание работы. Общие выводы по результатам исследования. Работы автора, в которых отражены основные положения диссертации.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       Актуальность исследования определяется тем, что, несмотря на общепризнанный факт возникновения в семьях наркоманов особого типа внутрисемейных отношений, существенно влияющих на динамику наркомании, описываемых понятием "созависимость", до сих пор ощущается острый дефицит теоретических и практических исследований закономерностей и психологических механизмов взаимовлияния семьи и подростка, употребляющего наркотики.

        В отечественной и зарубежной психологической литературе представлены исследования семей алкоголиков (М. Битти, Б.С. Братусь, Б.М. Гузиков, Н.Н. Иванец, А.А. Мейроян, В.Д. Москаленко, В.Е. Рожнов, Т.Г. Рыбакова, Э. Смитт, И.Г. Ураков, Э.Г. Эйдемиллер и др. ), в то же время исследования семей наркоманов крайне редки.

        Существующие на сегодняшний день подходы к пониманию созависимости и ее дефиниции носят либо описательный, либо констатирующий характер.

        Несмотря на высокую социальную, научную, а главное, практическую значимость психологических исследований роли семьи в возникновении и динамике наркомании, до сих пор отсутствуют попытки теоретического обобщения результатов эмпирических исследований, что не позволяет создать целостную психологическую концепцию наркомании.

        Наметившаяся в последние годы тенденция к интеграции в системе наук, так или иначе связанных с изучением различных аспектов злоупотребления психоактивными веществами, значительно суживается недостаточностью психологических исследований, особенно в области центрального компонента наркоманического синдрома - психической зависимости и ее влияния на личность и межличностные отношения наркомана.

        Практически отсутствуют обобщающие исследования роли семьи в возникновении и развитии наркомании.

        В связи с этим целью нашего исследования является:

  • системное изучение роли семьи в возникновении и динамике психической
  • зависимости у наркоманов периода взросления,
  • разработка принципов терапии созависимости,
  • теоретическое и клиническое обоснование содержания, форм и методов работы с семьями подростков, употребляющих наркотики.

       Объектом исследования является наркотическая зависимость и созависимость в семье. 

       Предмет исследования - психологический механизм и эффективность внутрисемейного взаимодействия, влияющие на особенности патогенеза наркомании. 

       Теоретическая гипотеза исследования: созависимость в семье наркомана порождает особый тип его личности - "наркотическую личность", характеризуемую деструктурированием собственной жизни на основе ненасыщаемого и иллюзорного "хочу и могу". 

       Эмпирическими референтами "наркотической личности" являются: противоречивость и конфликтность потребностей, мотивов и целей наркомана, обнаруживаемые с помощью проективных методик (ТАТ, метод портретных выборов Сонди, авторская методика "Рисунок на заданную тему"); манипулятивность в общении и избегание близости посредством игр (качественный анализ процесса взаимодействия наркомана с членами семьи во время семейных сессий); ригидные образы наркомана, запечатленные в сознании его семьи, обнаруживаемые с помощью метода отраженной субъектности (В.А. Петровского).

       Эмпирическими референтами "созависимости в семье наркомана" является совокупность фиксируемых в рамках трансактного подхода индексов "симбиоза", а именно существования устойчивых связей в системе Дитя - Родитель и Дитя - Дитя во взаимоотношениях наркомана и его родителей (при исключенном Взрослом). Это: ригидное поведение родителей во взаимоотношениях с наркоманом, когда на социальном уровне у них проявляются гиперконтроль, гиперопека, стремление к навязыванию своих оценок и позиций, сопротивляемость к изменениям (метод клинического наблюдения, клинической беседы, опросник Э. Эйдемиллера). В тоже время на психологическом уровне взаимодействия родителей и наркомана активным является Адаптивный ребенок, что проявляется в обидчивости, ранимости, неуверенности родителей (метод эгограмм Джонгварда). Различия в проявлениях родителей на социальном и психологическом уровнях взаимодействия выявляются с помощью анализа трансакций в их общении с наркоманами (модифицированная методика Розенцвейга).

 

       Эмпирические гипотезы исследования:

        Психическая зависимость в структуре большого наркоманического синдрома является самовоспроизводящейся формой активности, основу которой образует особая мотивационная тенденция, включающая в себя деструктивное "хочу" и переживание возможностей " могу".

        Симбиоз в детско-родительских отношениях поддерживает и усиливает свойственную наркоману в семье деструктивную тенденцию "хочу и могу". Во внутрисемейных трансакциях членов семьи наркомана отсутствуют Взросло-Взрослые отношения, что в структурном отношении проявляется в контаминации ("заражении") Взрослого со стороны Дитя и Родителя.

        Установление партнерских отношений с наркозависимыми в семье содействует их освобождению от зависимости (порождению конструктивных "хочу и могу"). 

 

       В соответствии с поставленной целью сформулированы следующие задачи исследования: 

  • Проанализировать современное состояние проблемы семейной составляющей в динамике наркомании в подростковом и юношеском возрасте.
  • Разработать теоретическую модель психической зависимости личности как центрального условия формирования созависимости.
  • Исследовать основные этапы развития семейной составляющей наркомании. 
  • Разработать систему организационных и методических принципов терапии созависимости. 
  • Определить формы и методы терапии созависимости.

        Методологическую основу диссертационного исследования составили принципы системной семейной психотерапии, структурные и функциональные положения трансактного анализа, а также концепция отраженной субъектности и принцип неадаптивной активности.
 

        Основные методы и база исследования.


        Основные эмпирические данные исследования получены в результате обобщения клинической практики автора.

        В работе использован комплекс психодиагностических и экспериментальных методов, направленных на системное изучение роли и функций семьи в генезисе наркомании у подростков: 

  • беседа, 
  • наблюдение, 
  • тесты-опросники, 
  • проективные методики (ТАТ, тест Розенцвейга в авторской модификации, анализ рисунков),
  • генограмма, 
  • эгограмма, 
  • анализ аудио - и видеоматериалов семейных сессий, 
  • ретроспективный анализ семейных отношений, 
  • метод отраженной субъектности В.А. Петровского,
  • методы статистической обработки полученных результатов.

        Исследование осуществлялось на базе реабилитационного центра для наркозависимых "БИОС" г. Самара.

        Исследование проведено на материале опийной наркомании. 
Всего было исследовано 289 семей наркозависимых подростков (общее число обследованных - 538 человек).

       Научная новизна и теоретическая значимость исследования заключаются в том, что впервые показана роль семьи в патогенезе подростковой наркомании, в формировании психической зависимости от наркотика. Обосновано и введено понятие "болезнь семьи". Анализ наркомании как болезни семьи позволил выделить и дать содержательную характеристику стадиям развития семьи в условиях подростковой наркомании. 

В работе теоретически обоснована и эмпирически подтверждена адаптивная сущность созависимости и двойственная адаптивно - неадаптивная сущность наркомании.

Выделен феномен сохранения созависимости в семье после смерти наркозависимого члена семьи. 

В работе рассмотрены содержательные и организационные основы терапии созависимости.

Предложенная в работе теоретическая модель психической зависимости и созависимости дает возможность уточнить представления о механизмах развития наркомании.

Введено и теоретически обосновано понятие "наркотическая личность" и указаны эмпирические характеристики наркотической личности. 
 

       Практическая значимость.

Установленные в ходе исследования факты и закономерности используются в работе с семьями наркозависимых подростков.

Разработанные организационные и методические приемы используются в процессе терапии созависимости и разрушения психологической зависимости в структуре наркоманического синдрома.

Полученные в ходе исследования эмпирические данные позволили разработать альтернативный 12-ти шаговым программам подход к терапии созависимости. 

Материалы исследования используются в создании спецкурса для студентов - психологов и социальных педагогов. 

      Достоверность и обоснованность научных результатов исследования обеспечиваются содержательным анализом данных, полученных с помощью диагностических процедур и клинической практики автора, достаточностью экспериментальной выборки для получения статистически достоверных результатов, а также высокой эффективностью терапии созависимости, основанной на результатах исследования. 
 

       Апробация результатов исследования. 

        Результаты исследования внедрены в деятельность реабилитационного центра "БИОС". 

        Материалы исследования неоднократно докладывались на заседании лаборатории социально-психологического обеспечения образовательных взаимодействий, кафедры психологии Самарского госуниверситета,
областной конференции по проблемам профилактики подростковой наркомании (1998; 1999), 
международной конференции по проблемам молодежной наркомании: в гг. Самаре (1997) и Москве (1999). 

 

       Положения, выносимые на защиту: 

1. Взаимоотношения в семье являются источником формирования и условием воспроизводства психической зависимости у наркомана периода взросления. 

2. В структуре индивидуальности наркомана формируется специфическая субличность, обозначаемая нами термином "наркотическая личность", важнейшим условием развития которой является семья

3. Устранение симбиоза в родительско-детских отношениях разрушает деструктивную тенденцию "хочу и могу", которая является ядром самовоспроизводящейся активности наркомана и порождает наркотическую личность. 

4 Система принципов, форм и методов психотерапии, построенная на основе синтеза концепции отраженной субъектности (В.А. Петровского) и концепции эго-состояний (Э. Берн), позволяет сопряженно решать задачи терапии созависимости в семье и психической зависимости у наркомана. 
 

       Структура и объем диссертации

        Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения. В тексте диссертации - 14 таблиц. Материалы исследования изложены на 203 страницах. Библиография включает 179 наименований, из них 31-на иностранных языках. 
 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обосновывается актуальность работы, формулируются ее задачи, научная новизна и практическая значимость, гипотезы и положения, выносимые на защиту; представлены данные по апробации и внедрению результатов в лекционную и психотерапевтическую практику.   

     В первой главе осуществлен анализ современного состояния психологии наркомании, рассматриваются существующие в рамках различных психологических направлений воззрения на природу наркомании. 

       В рамках бихевиорального подхода (Л.С. Фридман, Н.Ф. Флеминг, С.Е. Хайман) анализируются связи и взаимодействия хронического наркомана с обществом, которые ограничиваются контактами с членами наркоманской среды, за пределами которой наркоман испытывает неуверенность, тревогу и эмоциональный стресс. Отказ от наркотиков рассматривается как неадаптивный шаг, сопряженный с риском неопределенности и ответственностью за себя. Низкая устойчивость к стрессогенным ситуациям, а также высокая эффективность поведения, направленного на употребление наркотиков, выступают как стимулы, подкрепляющие психическую зависимость от наркотиков.

       В когнитивной психологии психическая зависимость анализируется в связи с особенностями локуса контроля и нарушениями в структуре когнитивных процессов. Отсутствие внутреннего контроля рассматривается как основная причина, затрудняющая отказ от употребления наркотиков (Раттер), а нарушение когнитивных процессов (деградация воображения, выхолощенность мышления, снижение адекватности в понимании невербального поведения других людей) - как основная причина снижения социальной адаптированности (Р. Уайд, М. Бозарт). 

     Психоаналитические исследования наркомании сводятся преимущественно к объяснению возникновения зависимости вследствие дефектов в психосексуальном созревании, ведущим либо к оральной фиксации (О. Феничел), либо к анальной фиксации (Е. Гловер). В рамках психоаналитических концепций психическая зависимость рассматривается как следствие регрессии, связанной со слабостью "Я" и невозможностью конструктивного преодоления фрустрации (Н. Лессуинг). Адекватность психоаналитических концепций наркомании и эффективность психоаналитических методов неоднократно подвергались сомнениям (П. Кохен). 

       В трансактном анализе (Э. Берн) наркомания интерпретируется как игра, в которой каждый участник (наркоман, члены семьи, окружающие, "спасающие" организации и другие) занимают определенную позицию, позволяющую получать определенную выгоду, наличие которой фиксирует психическую зависимость от наркотика. Несмотря на высокий потенциал этого направления, в рамках трансактного анализа пока отсутствуют достаточно разработанные концепции наркотической зависимости и созависимости. 

       В рамках системной семейной психотерапии наркомания рассматривается как "семейная проблема" (Е. Бурджес, Г. Лоук). Наркоман "вовлекает" в болезнь всех близких ему людей, у которых формируется созависимость как специфическая реакция на наркоманию. Co-зависимость, в свою очередь, препятствует адекватному восприятию действительности, искажает характер внутрисемейного взаимодействия, нарушает внутренние и внешние границы семьи. В рамках семейного подхода подчеркивается, что факторы формирования и фиксации зависимости от наркотических веществ различны как по способу происхождения и функционирования, так и по своей структурной сложности и направленности. 

       В гуманистической психологии наркомания рассматривается как реакция на экзистенциальную фрустрацию (В. Франкл), как своеобразный протест против социального насилия и скуки, как стремление "потреблять счастье в чистом виде" (Э. Фромм). 

       Анализ существующих в психологии точек зрения на наркоманию показывает, что, несмотря на общепризнанный факт приоритетного значения синдрома психической зависимости в патогенезе наркомании, исследования именно этого компонента наркологического синдрома практически отсутствуют. 

       В наркологии и психиатрии данные о психологической сущности психической зависимости носят преимущественно описательный характер, а вопрос о методах ее разрушения часто подменяется констатацией факта ее трудноустранимости и устойчивости по отношению к имеющимся средствам терапии. 

       Анализ исследований отечественных и зарубежных психологов показывает, что на теоретическом уровне ни одна концепция возникновения и развития психологической зависимости не представляется исчерпывающей и убедительной. Отсутствие теоретической концепции психической зависимости приводит к тому, что основное внимание исследователей при изучении психологических аспектов наркомании сосредоточено на поисках причин наркотизации (В.В. Гульдан, А.Х. Казаков, A.M. Корсун, Н С. Курек, А. Лешнер, О.Л. Романова, O.K. Сиденко), факторов личностной предрасположенности к наркомании (B.C. Битенский, Ю.В. Валентик, О.В. Зыков, А.Е. Личко, В.В. Макаров, И.Н. Пятницкая), а также психологических последствий употребления наркотиков для индивида (С.В. Березин, И.С. Болотовский, Н.А. Гринченко, К.С. Лисецкий, А.Е. Личко, И.Н. Пятницкая, Т. Роде). 

       Однако имеющиеся данные эмпирических исследований неоднозначны и противоречивы по характеру, а психологические эффекты употребления наркотиков часто путают с их причинами.

       Показательной с этой точки зрения является агрессивность, как специфическая форма активности (С.Н. Ениколопов): употребление опиатных наркотиков может, как снижать, так и повышать исходный уровень агрессивности подростков. Таким образом, агрессивность может выступать и как причина, и как следствие наркотизации. 

        Анализ исследований, посвященных поиску факторов личностной предрасположенности к наркомании (B.C. Битенский, Ю.В. Валентик, В.В. Гульдан, О.В. Зыков, К.С. Лисецкий, А.Е. Личко, В.В. Макаров, И.Н. Пятницкая), приводит к выводу о том, что не существует никакой специфической преднаркотической или донаркотической личности. В этом контексте представляет интерес работа И.А. Былима, непосредственно не затрагивающая проблему наркомании, но относящаяся к родственной области - алкогольной зависимости и созависимости.

        В его диссертационном исследовании "Роль семьи в функционировании и психокоррекции алкогольной зависимости", предпринятом под руководством А.С. Спиваковской, семья рассматривается как важнейший фактор формирования алкогольной зависимости и деструктивной алкогольной созависимости, а также как опосредствующее условие процесса психологической коррекции. 

        Так же как и И.А. Былим, психическую зависимость при наркомании мы интерпретируем как особый вид личностной аномалии, как защитную компенсаторную тенденцию личности в ответ на фрустрацию базовых потребностей со стороны внешнего окружения. Но в отличие от данного автора мы полагаем, что психическая зависимость при наркомании выступает в форме первичного опыта переживания индивидом собственного "могущества", обусловленного употреблением наркотика и превращающегося в источник иллюзорно неограниченного действования по переустройству собственной жизни. 

        Ядром наркотической личности, на наш взгляд, является деструктивное "хочу и могу". 

       Созависимость при наркомании рассматривается нами не просто в качестве закрепившейся реакции на стресс, становящейся с течением времени образом жизни индивида, но и как симбиоз родительско-детских отношений, поддерживающий и усиливающий свойственную наркоману в семье деструктивную тенденцию "хочу и могу". 

       Основой психокоррекционной работы с зависимыми и созависимыми является не только последовательная и комплексная организация тех или иных этапов работы с семьей, но и применение конкретных видов психотерапии, построенных согласно методологии ТА и теории персонализации. 
На основе анализа существующих теоретических разработок и собственных клинических наблюдений и бесед в настоящей работе систематизированы наиболее типичные особенности развития наркомании и некоторые характерные черты личности наркозависимых подростков .

      Ниже представлена обобщенная картина возникновения и развития наркотической зависимости у подростков. 

       Клинические и диагностические данные, полученные нами, свидетельствуют о том, что предрасположенность к наркомании возникает после пробного употребления наркотиков как переживание избыточных возможностей преодоления внешних и внутренних обстоятельств, препятствующих удовлетворению индивидом наиболее значимых для него потребностей. Обнаружено, что для всех наркоманов периода взросления в преморбиде характерно переживание неудовлетворенности потребностей в признании, в принадлежности к значимой группе, в любви или уважении, являющихся для индивида первостепенно-значимыми в данный момент. При этом конкретное содержание потребностей будущим наркоманом осознается недостаточно, что является причиной генерализации неудовлетворенности и утраты ею своего специфического содержания. 

       Обобщение данных анамнеза показывает, что в преморбиде генерализованная неудовлетворенность проявляется в обостренно-болезненном отношении к своей семье, конфликтном, либо манипулятивном характере отношений с родителями, неадекватной самооценке, тревожности, неуверенности в будущем, отсутствии дальней мотивации. Генерализованная неудовлетворенность становится фоновой характеристикой жизни. 

       Качественный анализ клинических бесед с наркоманами позволяет утверждать, что в основе формирования генерализованной неудовлетворенности лежит субъективное переживание объективной ограниченности возможностей индивида в решении жизненных задач. Если в результате пробного употребления наркотика индивид переживает снижение уровня неудовлетворенности, у него формируется отношение к наркотику как средству, расширяющему его возможности.

       Наблюдения показывают, что для подростка, переживающего фрустрацию значимых потребностей в виде генерализованной неудовлетворенности, наркотик на фоне известного факта компенсации недостатка личностных ресурсов и / или снижения напряженности негативных эмоциональных состояний порождает переживание избыточных возможностей в решении жизненных задач. 

       Поведенческими референтами избыточности возможностей преодоления генерализованной неудовлетворенности, повышающими для подростка их субъективную ценность, являются новый статус в подростковой группе, новая позиция в системе семейных отношений и в более широком социальном контексте иное, новое отношение к себе и своим проблемам.

       Система межличностных отношений подростка - наркомана по своему негативному воздействию на личность вполне соотносима с межличностными отношениями подростка в закрытых воспитательных учреждениях (М.Ю. Кондратьев). 

       Порождая иллюзию приобретения "всего сразу", наркотик порождает переживание избыточности возможностей, которое выступает как самоценная детерминанта поведения. 

        На основе обобщения материалов эмпирического исследования наркозависимых подростков (167 человек) (методика "Рисунок на заданную тему") можно утверждать, что эти подростки замещаютпозитивно-реалистическое восприятие себя, окружающего мира, собственных проблем, временной перспективы условно-символическими образованиями, отчуждающими их от мира (схематичность, плоская метафоричность, эгоцентризм, инфантильное "хочу сразу и все"). 

       Сказанное позволяет обосновать идею о том, что переживание индивидом иллюзорной избыточности своих возможностей является основой формирования эмоционального влечения к наркотику. Снижение психического напряжения в интоксикации снимает генерализованную неудовлетворенность и переживается как потенциальная способность достижения психического комфорта. Избыточная возможность достижения психического комфорта превращается в побуждение, приобретая статус мотива, а удовлетворение влечения порождает дальнейший рост возможностей действования в направлении снижения психического напряжения и генерализованной неудовлетворенности. 

       Перечисленные феномены составляют психологический механизм психической зависимости. 

     Традиционное для наркологии понимание психической зависимости как синдрома, в структуре которого выделяют симптом абсессивного влечения к наркотику и симптом достижения психического комфорта в интоксикации, не позволяет ответить на вопрос о причинах трудноустранимости и практической недосягаемости психической зависимости для средств наркологии и психиатрии. 

      Ответы на эти вопросы обнаруживаются, если психическую зависимость рассматривать как устремление, то есть как самоценную форму активности, заключающую в себе возможность неограниченного самовоспроизводства (В.А. Петровский). Такое понимание психической зависимости обосновывается не только теоретическим анализом психологической сущности синдрома психической зависимости, но и клиническими наблюдениями патогенеза наркомании в различных условиях.
Анализ психической зависимости как устремления ставит вопрос об условиях ее неограниченного самовоспроизводства. 

      Наша позиция заключается в том, что важнейшим условием самовоспроизводства психической зависимости, понимаемой нами как устремление, является семья наркомана. 

       Механизм обусловливания семьей воспроизводства психической зависимости заключается в следующем. 

      Приобретая качества самоценности (что выражается в неспецифичности влечения) и неограниченной воспроизводимости, психическая зависимость реализуется за пределами сложившихся типичных для данного индивида форм и способов поведения. В своей активности наркоман выходит за пределы ожидаемого от него и принятого в семье и обществе поведения.

       Воспроизводимость поведения, в основе которой лежит психическая зависимость, приводит к тому, что действия за пределами типичного, нормативного, становятся не просто регулярными, а утверждающими новый способ жизни: близкие говорят о наркомане: он стал совершенно другим. В сознании родителей формируется образ наркомана, который модифицирует их поведение, делая его крайне ригидным. 

       На эмоциональном уровне у родителей наркомана формируется специфическая реакция - синдром родительской реакции на наркоманию (С.В. Березин), в структуре которого выделяется чувство вины, стыда, фобия утраты. 

       Эффекты представленности образа наркомана в сознании его родителей (субъектные образы) легко схватываются как изменения в их поведении и эмоциональном состоянии при реальной или идеальной актуализации их ребенка-наркомана (метод отраженной субъектности). 

       Так, даже в случае пассивного присутствия наркомана в ситуации беседы экспериментатора с родителями, в поведении последних в 98% случаев происходит активизация Родительского эго-состояния. Таким образом, факт субъектной представленности (инобытие личности) наркомана в сознании его близких становится причиной их личностной динамики. 

       Нами показано, что созависимость как особая форма реагирования близких наркомана на его болезнь является не чем иным, как совокупностью личностных эффектов, порождаемых субъектными образами наркомана в сознании его близких. 

       Понимая вслед за В.А. Петровским развитие личности как самодвижущийся процесс, осуществляемый посредством взаимопереходов отраженной и возвращенной субъектности (т.е. отражение индивидом эффектов своей субъектной представленности в других), мы выделяем как аспект индивидуальности наркомана специфическую субличность, обозначаемую нами термином "наркотическая личность", развивающуюся посредством отраженной и возвращенной субъектности.

      Можно предположить, что поведение наркомана носит двойственный адаптивно - неадаптивный характер. Неадаптивные действия наркомана являются, с одной стороны, источником формирования синдрома родительской реакции на наркоманию у родителей (СРРН), а с другой стороны, - условием развития наркотической личности. 

       Таким образом, есть все основания говорить об интраиндивидном, интериндивидном и метаиндивидном аспекте психической зависимости
Показано, что отмечаемые многими авторами специфические черты личности наркомана есть по сути интраиндивидные проявления психической зависимости. 

       Вторая глава посвящена анализу результатов клинического и экспериментального исследования семьи как основного источника ге-нерализованной неудовлетворенности, условия развития наркотической личности и неограниченного воспроизводства психической зависимости. 
В ней последовательно рассматриваются семейные причины наркотизации, создающие исходное психическое напряжение, снижение которого в интоксикации выступает как предпосылка формирования психической зависимости. 

      Для исследования семей наркозависимых на разных стадиях развития наркомании использовался комплекс психодиагностических и клинических методик: 

  • генограмма, 
  • клиническая беседа, 
  • ретроспективный анализ семейных отношений (для исследования особенностей семей наркозависимых в преморбиде); 
  • тест Джонгварда и метод эгограмм (для исследования сдвигов в структуре Р - В - Д у родителей наркомана); 
  • метод отраженной субъектности (для изучения особенностей субъектных образов наркомана). 

        Проведенные нами исследования семей наркоманов показывают, что в преморбиде для них характерны: чрезвычайно эмоциональное, ранимое и болезненное отношение подростков к своим родителям и их проблемам (67% семей). 

        Если при этом в семье доминирует холодная в общении, не эмоциональная, строгая мать, то ситуация приобретает наибольшую остроту; 
использование ребенка как средства давления и манипуляции супругами друг другом (72% семей). В этом случае воспитательные действия родителей выступают как маскировка их конфликтных действий по отношению друг к другу: "конечно, ведь нашему папе всегда некогда...", "если бы ты действительно интересовалась жизнью ребенка" и т.п.; 
непоследовательность в отношениях с ребенком: от максимального принятия до максимального отвержения. Ребенка то приближают к себе, то отдаляют независимо от особенностей его поведения (48% семей); 
невовлеченность членов семьи в жизнь и дела друг друга (79% семей). При внешнем благополучии семьи составляющие ее люди не чувствуют заинтересованности друг в друге; 
директивный стиль отношений и эмоциональное отвержение (73% семей). При этом чувства, мысли и потребности ребенка практически игнорируются; 
спутанные отношения и размытые (неопределенные) межпоколенные границы (64% семей), когда прародители активно вмешиваются в жизнь семьи, продолжая воспитывать уже взрослых детей, при этом по отношению к внукам, чаще всего, обнаруживается гиперпротекция и попустительство; 
использование прямых провокаций в обращении с ребенком (60% семей). Владимир 3., стаж опийной наркомании 2 года: "Отец все время говорил мне, когда я получал двойку в школе: "Если тебе так на себя плевать - иди, начни пить, наркотики употреблять.... А что еще остается?"; 
заниженная оценка достижений ребенка, либо негативные ожидания по отношению к его действиям и поступкам (45% семей). Олег Н., опийная наркомания, стаж 1,5 года: "Мои родители всегда сравнивали меня со старшим братом, говоря, что я "бесперспективный" и ничего хорошего у меня не будет"; 
сексуальное насилие (16% семей). Относится преимущественно к девушкам и выражается в оскорблениях сексуального характера, обзывательствах, а также прямом сексуальном насилии; 
генетические предрасположенности к алкоголизму или злоупотребление кем-то из членов семьи алкоголем (наркотиками) (64% семей); 
отсутствие в ближайшем окружении ребенка значимого взрослого (61% семей). 

        Факт обнаружения наркомании у подростка прив


 
 
Лицензия 77Л01 №0007170, рег.№036364, от 23 июля 2015г.    Телефон: +7 (495) 772-0021    Е-mail: