Институт Интегративной Семейной Терапии
Институт Интегративной Семейной Терапии
Institute of Integrative Family Therapy
Контакты
Карта сайта
Оплата
 
Институт    Клиентам    Специалистам и абитуриентам     Студентам ИИСТ    Библиотека    Календарь     
 
 
Научные публикации

Популярные статьи

Дипломные работы

Эссе

Фотографии

Биографии корифеев

 
Версия для печати
  ИИСТ / Библиотека / Научные публикации / - Игра в ассоциации, или использование ассоциативных карт в психотерапевтической практике.

- Игра в ассоциации, или использование ассоциативных карт в психотерапевтической практике.


Е. Рихмаер
Арт-терапия в психиатрической практике:материалы науч.-практ. конф (Москва, ноябрь, 2012 г). // Под ред. А.Л.Шмиловича, Е.А. Загряжской. - М.: 4ТЕ Арт, 2012.


     Ассоциации — один из широко используемых в психологии методов работы. Использование метода ассоциаций берет свое начало в психоанализе, но этот метод широко применяется и в других направлениях психотерапии. В последнее время все большую популярность приобретают ассоциативные карты.  Что что такое и  как их использовать в психотерапевтической практике? Ассоциативные карты — это большой набор уже готовых разнообразных картинок, которые предъявляются клиенту, из этого набора карт он выбирает и описывает те, которые  отзываются у него на те или иные темы, вопросы или задания, сформулированные  психологом.

       Ассоциативные карты как самостоятельная методика появились в арсенале психологов еще в 70-х годах прошлого века. А вслед за первой колодой,  предназначенной для работы с травматическими ситуациями, возник целый арсенал самых разнообразных колод. К созданию своих собственных ассоциативных карт след за Германией, подключились Израиль и Америка. К сожалению, мы не можем похвастаться такой заботой об инструментах для психологов (я говорю здесь об ассоциативных картах, а не о карточках с наставлениями или аффирмациями, которые встречаются у нас). Поэтому российским психологам приходится довольствоваться или привозными колодами, или использовать картинки, предназначенные для других целей. Так в предложенном вам случае, описывается работа с картами, которые взяты из детской ассоциативной игры «Диксит», которая также может быть использована как универсальная колода ассоциативных карт.

       За помощью обратилась девушка Н. которая тяжело переживала свое расставание  с  молодым человеком. Состояние депрессии было для нее уже знакомо, так как похожим образом она переживала и расставание с  предыдущим другом.  И, самостоятельно выписав себе антидепрессант, который она принимала по назначению врача во время прошлого расставания, Н. пришла к психологу. Она пыталась разобраться в себе и не могла понять, почему как только она начинает более серьезно относиться к молодым людям, между ними вскоре происходит разрыв отношений.  Поскольку этот же самый сценарий сопровождал ее уже не раз, она решила разобраться — что же такое происходит с ней и ее отношениями с мужчинами.

       Из анамнеза: В настоящий момент  Н. 30 лет. Выросла в полной семье. В семье есть еще и младший брат, разница в возрасте 4 года. С ее слов родители в детстве больше внимания уделяли младшему брату, который всегда был более болезненным. Когда Н. было 12 лет, семья была вынуждена переехать из союзной республики в Россию. Переезд выбил всю семью из привычного образа жизни. Мама сумела более быстро адаптироваться к переезду, отец же долгое время не мог найти себе работу, сидел дома с детьми, занимался домашними делами.

       Такое положение очень тяготило  и его, и семью, хотя клиентка не помнит, чтобы между родителями были скандалы по этому поводу. Однако, одно из самых тяжелых воспоминаний детства — домашний совет (возраст клиентки 14-15 лет), когда родители собрали за столом детей, и отец спрашивал ее и брата, надо ли ему уходить из семьи, станет ли им всем легче жить.  Отец остался жить дома, никто не сказал ему уходить. Однако клиентка вспоминает, что именно после  этого случая она перестала смотреть на отца с уважением. И хотя вскоре все наладилось, и отец нашел себе работу,  былое уважение к отцу не вернулось уже никогда. Для нее он стал не большим и надежным папой, а человеком, которого сломала жизнь. Сама клиентка начала работать со 2 курса института. Самостоятельно зарабатывала себе на жизнь. После окончания института переехала в Москву, где достаточно успешно построила карьеру.  Регулярно навещает родителей, помогает им материально. Только последнее время перестала ревновать  брата к родителям. Хотя до сих пор удивляется, что он в свои 26 не может долго удержаться ни на одной работе и во многом зависит  от родителей.

       Истории отношений с молодыми людьми чем-то похожи друг на друга. Она никогда не проявляет интерес первая. Молодой человек должен ее добиться. Через какое-то время они начинают жить вместе, сближаются  (два раза даже начинали планировать свадьбу). И вскоре после этого сближения в их отношениях начинаться ссоры и скандалы. Н. скандалов не выдерживала и 3 раза из 4 уходила сама. Отношения продолжались в среднем  2-4 года.

 

       Первоначальная гипотеза в данной работе заключалось в том, что пренебрежительное отношение к отцу проецировалось на отношения к мужчинам и мешало выстраиванию доверительных длительных отношений. Однако использование ассоциативных карт позволило открыть и другой аспект в этом взаимодействии.

       Так во время описания ссор с молодым человеком  перед последним расставанием психолог заместил, что клиентка сама во много провоцировала ссоры.

Психолог (П.): так ты еще и провокатор этих скандалов.

Н.: да, наверное вы правы, я как будто-бы провоцирую эти ссоры.

П.: а можешь немного более подробно рассказать о том провокаторе, который все это устраивает?

Н.: ( задумываясь) ну, не знаю как это описать?

П.: А можешь показать как выглядит этот провокатор? Я дам тебе набор картинок, и  попробуй найти те картинки, которые, как тебе кажется, напоминают об этом провокаторе.

Н.: Попробую.

После долгого рассматривания и перебора разных вариантов клиентка выбрала 3 картинки.

П.:  расскажи, что там нарисовано, и что бы это значило.

       (На первой картинке нарисована тележка, которую везет заводной солдатик. В тележке сидит игрушечный пупсик. Вдоль дороги стоят игрушечные «оловянные» солдатики. Тень от них намного больше, чем они сами).

Н.: Это что-то из детства. Как будто бы тебя куда-то везут, и от тебя это совсем не зависит, и это может показаться какой-то игрой, и солдатики вокруг ненастоящие, но у них такие большие тени, что становится страшно.

П.: А твой «провокатор» - это солдатики и их большие тени или что- то еще?

Н.: Нет «провокатор» - как раз маленький и беззащитный пупсик, и от него здесь   ничего не зависит, а они всем своим видом только еще больше пугают его. Он здесь самый маленький среди этих вояк.

П.: На что еще обращаешь внимание?

Н.: наверное уже все.

П.:Тогда опиши следующую картинку.

       (На картинке на красном фоне нарисован обыкновенный игральный кубик, из дырочек которого, как из мясорубки, вылезает что-то, похожее на черные нити, которые переплетаются друг с другом). 

Н.: сама не понимаю, почему я ее выбрала. Наверное, что-то гадкое и грязное как будто бы лезет из меня. Мне даже страшно, когда я на это смотрю, но оно все лезет и лезет. И это не зависит от меня. Оно все равно вылезет.

П.: А что же лезет?

Н.: Не знаю. Вот лезет и лезет. Ну, как детские какашки.

П.: Хорошо, тогда расскажи, что нарисовано на последней  картинке.

       (На картинке нарисовано маленькое белое существо, которое стоит на темном фоне. Вдалеке нарисовано что-то похожее на ледяные сосульки. Рядом с этим существом летают три небольшие бабочки).

Н.:Совсем маленькая и беззащитная мышка. Она находится в страшной ледяной пещере. Ей там холодно и страшно. Вокруг все белое и еще ей там очень одиноко. И даже бабочки ее не радуют. Только страх и одиночество.

П.: Так что же все-таки с этой мышкой происходит?

Н.: она, наверное, потерялась и теперь вот мерзнет и боится в одиночестве, и совсем не знает, что ей делать.

П.: Хорошо, ты описала своего провокатора. Знаешь, что бросилось в глаза — это то, что на всех, описанных тобой картинках есть что-то детское. Наверное он, этот провокатор вырос в детстве. Поэтому я начну свое рассказ со слов «это было в детстве», а потом я просто повторю, то, что ты здесь говорила. Может быть немного переставлю местами некоторые предложения и заменю слово мышонок, пупсик, оно — на слово я. А ты послушай этот мой рассказ и возможно ты немного лучше поймешь своего «провокатора», узнаешь его или поймешь, откуда он.

       Итак это было в детстве. Я попала с ситуацию, когда я оказалась одна. Я совсем маленькая и беззащитная. Мне холодно и страшно. Мне очень одиноко. Ничего не радует. Вокруг меня только страх и одиночество. Я потерялась. Я совсем не знаю что делать (из рассказа к картинке №3).

       И от меня сейчас ничего не зависит. И хотя я убеждаю, что ничего страшного, это не по- настоявшему, это просто игра, все равно очень страшно. Я по прежнему чувствую себя маленькой и беззащитной. А  окружающие своим видом пугают еще больше и больше. И я здесь самая маленькая   (из рассказа к картинке  №1).

       И это что-то так застряло во мне, что лезет и лезет до сих пор. И это не зависит от меня, оно все равно лезет (из рассказа к картинке  №2).

П.: я постаралась близко к тексту повторить твой рассказ. Что скажешь?

А Н. уже плакала, и потом, успокоившись, она рассказала историю из своего детства.

       Ей было 4 года (вскоре после рождения брата). У нее было острое отравление. Ее с подозрением на дизентерию положили в боксовое отделение детской больницы. Она не помнит точно, что и как было. Оттуда остались ощущения одиночества и  холода. Она боится, что часть из этих воспоминаний она уже додумывает. Но ей было там очень и очень плохо. Она помнит, что сидела на подоконнике, обняв себя за колени, раскачиваясь, и пела сама себе песенки, сама себя убаюкивала. Она замкнулась, не отвечала ни на чьи вопросы, и только раскачивалась, сидя на подоконнике. Особенно страшно было по ночам, ведь она лежала в боксе одна. Родителей долго не пускали даже посмотреть на нее. Позже врачи даже стали говорить родителям, что ребенок себя ведет как-то неадекватно. И тогда папа добился того, что ему разрешили посмотреть на ребенка. Когда же отец  увидел ее состояние — он сумел каким-то образом выкрасть — выкупить ее из больницы. В их семье это было как присказка — о том, как он бежал, завернув ее в пиджак, а врачи гнались за ними. И как в «заложники» была взята мама, которая давала врачам расписку, о том, что врачи больше не отвечают за состояние ее ребенка, и что ответственность за здоровье младшего она тоже берет на себя, а папа, категорически отказался отдать девочку.

       Вот так ассоциативные карты помогли выйти на детскую травму которая оказала влияние на одну из частей (субличностей) клиентки. Работе с травмой была посвящена последующая работа.  А через некоторое время клиентка уже с удивлением вспоминала некоторые подробности из ее совместной жизни с молодыми людьми. Так вскоре после назначения времени свадьбы она попала в больницу с воспалением легких (хотя всегда считала себя здоровым человеком), и именно тогда молодой человек повел себя недостойно, а вскоре все пришло к разводу. Другому близкому она сказала, что попала в аварию и находится в больнице тогда, когда он был в командировке за 4 тыс километров от Москвы, и была разочарована, что он просил искать ее друзей, а не приехал сам. Не удивительно, что и он не прошел испытания, и вскоре они разошлись. Да и последний раз холод в отношениях возник, когда они катались на лыжах и она потянула связки, а он оставлял ее в номере, а сам продолжал  кататься. 

       Так ассоциативные карты помогли клиентке лучше понять себя, свое поведение. В дальнейшем она с удовольствием с использованием карт говорила о своих страхах, связанных с замужеством, о страхе повторения судьбы мамы. И эти помогало ей по-новому посмотреть на свои отношения с мужчинами. 

       В дальнейшем проводилась также и психологическая работа, направленная на изменения отношения с отцом, отношения к супружеству.

       В данном случае при работе с ассоциативными картами использовался один из самых простых приемов — возвращение клиенту его собственных слов. Ведь известно, что при рисовании человек и последующим описании  своего собственного рисунка человек проецирует на рисунок свои чувства, отношения, устройство своей жизни. Аналогичные процессы происходят и при выборе определенных картинок из большого количества карт. И потом, описывая ту или иную карту, человек невольно описывает и свою жизнь.

       Мышление находится в царстве сознательного, но его влияние распространяется на бессознательные процессы в организме. Различия между сознательным и бессознательным могли бы рассматриваться как контраст между рациональным и иррациональным поведением, или между произвольным и непроизвольным действием. Символы стремятся вывести на свет то, что является иррациональным и непроизвольным, чтобы его можно было трансформировать в подходящие отношения с рациональной стороной личности. Образы можно использовать на сеансе консультирования в любое время. 

       Так в чем же тогда преимущество ассоциативных карт, почему не использовать обычный рисунок?

       Отметим, что карты имеют ряд преимуществ:

  • не каждый взрослый человек при обсуждении проблем своей жизни готов рисовать;
  • далеко не все наши рисунки эстетичны, и позволяют потом с удовольствием рассказывать о том, что там нарисовано;
  • в психотерапевтической практике на сам процесс рисования уходит много времени  и часто на обсуждение самого рисунка его остается немного;
  • сами по себе карты приятны и эстетичны;
  • большое количество деталей на карте позволяет описывать те элементы, которые бросаются в глаза и важны в данный момент;
  • работа с картами позволяет работать и с сопротивление клиента — рассказывать о картинке безопаснее и проще, чем рассказывать о себе, о своих жизненных трудностях,
  • работа с картами позволяет апеллировать к плохо осознаваемыми аспектами в жизни клиента; 
  • не надо также забывать, что сложности вербализации ситуации в этом случае упрощаются.

       Так ассоциативные карты становятся удобным объектом творчества клиента,  предоставляют ему как свободу  выбора важной для него картинки (арт-объекта), так  и сочинения собственных историй. Арт-терапевтическая работа с ассоциативными картами может быть легко дополнена  психоанализом,  символдрамой, психодрамой и системным семейным консультированием, что приводит к удивительным результатам. 

       Не случайно один из лидеров арт-терапевтического направления в России А.И.Копытин, поняв перспективность развития этой методики, одним из первых в пост- советском пространстве выпустил новый набор карт  «Спектрокарты» [3]. По его мнению, карты стимулирует воображение и творчество, помогает выражать чувства, способствует в переработке информации и в решении проблем.  Карты позволяют создавать и изменять целый мир внутри себя и других, - это особое творчество. Как считает А.И. Копытин,  диапазон применения проективных карт достаточно широк. Это и личностный рост, посттравматический синдром, проблемы детско-родительских и супружеских отношений, групповая динамика, способы решения конфликтов, зависимости, целеполагание, смысл жизни. И это далеко не полный перечень областей, где эффективно использование  карт в качестве метафоры и ассоциации, обращения к воображению и фантазии. При этом карты создают атмосферу безопасности и доверия, поощряют людей к самопознанию, открытию собственной креативности и улучшению коммуникации с окружающими. Они помогают разобраться в психологических причинах происходящих с человеком событий и найти решение для сложных ситуаций.

       Современная арт-терапия постоянно развивается, совершенствуется и обогащается интеграцией с другими направлениями терапии [1,2].  Наряду с классическими методами  терапии творческим самовыражением через рисунок, глину и т.п., появляются все новые и новые методики. Благодаря развитию технологий люди могут рисовать руками, песком или кофе, при составлении коллажей используют не только картинки, но и бисер, стеклярус и другие современные материалы, создание и редактирование фотографией прочно входит в копилку психологов-практиков.  Уже не всегда возможно провести грань между арт-терапией и другими направлениями психокоррекционной работы. Не случайно все чаще среди психологов говорят об эклектике в практической деятельности - эклектике подходов, методов и направлений.  И хороший инструментарий — ассоциативные карты — может пригодиться в практической работе, как хорошие  кисточки  найдут свое применение при  рисовании и гуашью, и акварелью, и масляными красками.

 

       Литература:

       1. Арт-терапия — новые горизонты/ Под ред. Копытина А.И.. - М.: Когито-Центр. - 2006.

       2. Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. — М.: ПИТЕР. - 2002.

       3.Халкола У., Копытин А. Спектрокарты. Асоциативные фотографические карты. - М.: Изд-во       «Речь». - 2012.

 


 
 
Лицензия 77Л01 №0007170, рег.№036364, от 23 июля 2015г.    Телефон: +7 (495) 772-0021    Е-mail: