Институт Интегративной Семейной Терапии
Институт Интегративной Семейной Терапии
Institute of Integrative Family Therapy
КОНТАКТЫ
ОПЛАТА
 
Институт     Клиентам    Специалистам и абитуриентам    Студентам    Библиотека    Календарь    Карта сайта     
 
 
Научные публикации

Популярные статьи

Дипломные работы

Эссе

Фотографии

Биографии корифеев

 
Версия для печати
  ИИСТ / Библиотека / Научные публикации / - Исследование психологического статуса женщин, перенесших медицинский аборт на различных сроках беременности и по разным показаниям.

- Исследование психологического статуса женщин, перенесших медицинский аборт на различных сроках беременности и по разным показаниям.


Ракитина Е. Журнал «Перинатальная психология и психология родительства». 2012год.


В данной статье авторами предложены критерии оценки тяжести психологического состояния женщин после искусственного прерывания беременности. Описаны результаты проведенного на базе Люберецкого родильного дома сравнительного исследования по оценке психологического состояния женщин, сделавших медаборт по разным причинам и на разных сроках внутриутробного развития плода.  Так же данная работа содержит краткий обзор зарубежных психологических исследований по теме постабортного состояния (ПАС). 

 
Ключевые слова: Аборт, ВПР плода , Постабортный синдром (ПАС), Три типа реакции ПАС, Травма, Механизм травматизации.
 
Краткая история вопроса
 
В медицинской и социологической литературе анализируются различные аспекты проблемы аборта. Что же касается психологиче­ских исследований, то они как бы вытесняют эту проблему на пери­ферию своего внимания. И если в западных литературных источниках можно встретить некоторые исследования, касающиеся проблемы изучения нарушений психологического состояния женщин после пре­рывания беременности, то в отечественной научно-психологической литературе таковые отсутствуют.
 
В одном из новейших американских учебников по диагностике «The Diagnostic and Statistical Manual, DSM III» приводится описание группы нарушений, связанных со стрессом после перенесения пси­хологической травмы. На основании перечисленных там нарушений в научной литературе принято говорить, что одним из упомянутых стрессов, превосходящим «обычный человеческий опыт», является аборт — искусственное прерывание беременности.
Опыт аборта, т.е. сознательного уничтожения собственного за­чатого ребенка, наносит травму и вызывает серьезные изменения в психике женщины. В результате женщина может сознательно или бессознательно возвращаться к этому событию своей жизни.
 
С точки зрения психиатрии, женщины, принимающие решение о прерывании беременности под влиянием сложившейся ситуации, т.е. все те женщины, которые прерывают беременность по так назы­ваемым социальным показаниям, находятся в депрессивно-тревожном состоянии. В их настроении доминирует страх, их воля парализована, они чувствуют на себе давление, чувствуют себя беспомощными, т.е. проявляют симптомы типичного депрессивного синдрома - не видят иного выхода. Спектр различных психологических ослож­нений, вызванных абортной травмой, очень широк: от незначи­тельных психологических расстройств до серьезных психических нарушений.
 
Первоначально после прерывания беременности у женщин сра­батывают психологические защитные механизмы, которые временно смягчают их травму. Однако когда защитная система терпит крах, женщины начинают страдать. Бессонница, ужасные сны, отсутствие аппетита, нарушение биологического ритма, беспричинный плач, резкие изменения настроения — все это характерно для женщин после аборта. Часто у них начинаются психосоматические расстройства одновременно с мигренью, болями в нижней части живота и т.д. Могут быть также психические нарушения, которые проявляются в отстра­нении от людей, чрезмерном употреблении лекарств и алкоголя. Одни женщины становятся недоверчивыми, другие - параноиками вплоть до развития психоза.
 
На симпозиуме в Гренобле (1971 г.), проходившем под названием «Аборт», заседала секция психиатров (Готье, Мулен, Гедель и др.), которые единодушно констатировали, что прерывание беременности является причиной глубокой травмы.
В 1966 г. Совет гинекологов и акушеров в Англии сделал вывод, что психические расстройства после прерывания беременности на­ступают, согласно различным данным, в 9-59% случаев.
 
Крайне интересна и показательна в этом отношении работа группы исследователей из Калифорнии под руководством Бленды Майер «Психологические реакции у женщин после аборта, сделанного в первый триместр беременности». Женщины, поступающие в одно из трех мест для аборта в первый триместр нежелательной беременности, в случайном порядке были отобраны для участия в лонгитудинальном исследовании с четырех-кратным обследованием: за час до аборта, через час, месяц и два года после него. Из 1043 отобранных женщин 882 (85%) согласились участвовать в исследовании, 442 (50%) из которых наблюдались в течение двух лет. Оценивались следующие факторы: депрессия и самооценка до и после аборта, эмоциональная сфера, удовлетворенность принятым решением, воспринимаемый вред и польза, а также посттравматическое стрессовое расстройство, развившееся после аборта. Демографические показатели и предшествующее состояние психического здоровья изучались как предикторы изменения психического состояния после аборта.
 
Через два года после аборта 301 (72%) женщина были удовлетворены своим решением; 306 (69%) из 441 женщины сказали о том, что они снова сделали бы аборт; 315 (72%) из 440 сообщили, что аборт принес им больше пользы, чем вреда; у 308 (80%) из 386 признаков депрессии не было. Посттравматический стрессовый синдром отмечался у шести (1%) из 442 женщин. После аборта симптомы депрессии редуцировались, а самооценка повысилась по сравнению с таковой до аборта, но со временем отрицательные эмоции усилились, а удовлетворенность принятым решением уменьшилась. Перенесенная до беременности депрессия была фактором риска развития депрессии, более низкой самооценки, а также более негативных последствий аборта через два года после него. Более молодой возраст и наличие большего количества детей до аборта — также прогностические признаки более отрицательных оценок аборта.
 
Через два года после аборта у большинства женщин отсутствовали психологические переживания и сожаления в связи с произошедшим, но они наблюдались у тех пациенток, у кого в анамнезе до беременности была склонность к депрессии.
 
Численные данные и интерпретации влияния произведенного аборта на психику женщины различны и указывают на несовершенство исследований. Но заявление гинекологов, имеющих большой практический опыт в этой области, однозначно.
 
Доктор Террье говорит, что «никогда не встретил ни одной жен­щины, которая бы после такой операции не имела психических рас­стройств», и он даже приводит случаи, когда не только матери, но и отцы проявляли симптомы расстройств фрустрирующего типа, что является весьма интересным фактом для последующих исследований.
 
В университетской женской клинике г. Вюрцбурга (Германия) доктор философии Мария Симон, клинический психолог, обследовала 110 женщин, которые в своей жизни имели опыт прерывания бе­ременности. Согласно полученным результатам, около 60% опро­шенных женщин ощущали вину за содеянное. Чувство вины часто проявлялось в измененной форме, переходя в физические страда­ния. Многие женщины жаловались на вегетативные расстройства нервной системы, которые возникали после операции. М. Симон считает, что в большинстве случаев именно чувства страха и вины откладываются в тайные закутки человеческого организма и впо­следствии заявляют о себе болезнями различных органов или нев­розами. Выглядит это так, что конфликт происходит на соматиче­ском уровне.
 
Об изменениях настроения и депрессивном состоянии, что обычно имеет место после аборта, свидетельствуют 35—40% опро­шенных женщин. У некоторых появлялись мысли о самоубийстве, которых не было перед прерыванием беременности. А некоторые женщины уже не надеялись на что-то хорошее в будущем. Они с трудом заставляли себя работать, хотя до аборта работа их полностью удовлетворяла. Приблизительно 35% женщин часто беспричинно плакали после аборта, и около 30% ощущали беспричинный страх. Больше половины опрашиваемых женщин чувствовали себя после аборта нездоровыми, нервными и неуравновешенными, не могли обрести утраченный внутренний покой. Женщин угнетало само воспоминание о сделанном аборте, поэтому они старались отыскать способы, которые защитили бы их от чувства вины, раскаяния и депрессии. В большинстве своем они представляли себе аборт как необходимое средство от депрессии, которая наступила вследствие незапланированной беременности. Однако происходило наобо­рот: женщины только после аборта узнавали, что такое настоящая депрессия.
 
Интересным является утверждение, предложенное М. Симон, что духовно зрелые женщины тяжелее, более осознанно переживают абортный конфликт. И если они все-таки прерывают беременность, то воспринимают это очень тяжело. Духовно инфантильные (незре­лые) женщины малочувствительны и не несут ответственности за свои слова или поступки. Они или истеричны, или печальны. Такие женщины очень редко хорошо относятся к своему будущему ребен­ку, поэтому они чаще, чем духовно зрелые женщины, прерывают беременность. После аборта они больше склонны к тому, чтобы забыть все проблемы, а конфликт свести к вегетативно-невротиче­ским расстройствам.
 
Понятие постабортного синдрома . Впервые определение «постабортный синдром» разработала в 1985 г. американский психолог и семейный терапевт Анне С. Спекгард в своей диссертации. Профессор Филипп Ней, психиатр из Вик­тории (Канада), также был одним из первых, кто описал психические последствия аборта у женщин — постабортный синдром. Научно ис­следовали и представили общественности постабортный синдром (как травму после аборта) С. Стенфорд, В. Руе, А. Шпекгарт, профессор П. Петерсен, М. Фурх, М. Симон и др.
 
Постабортный синдром (ПАС) — это сочетание психических симптомов или заболеваний, которые могут проявляться вслед­ствие переживаний после аборта. Основным симптомом болезни является постоянное преследование пережитого в подсознании женщины.
 
Шэрон Адкинс, автор программы по реабилитации женщин с постабортным синдромом (программа носит название HEART -Healing the Effects of Abortion Related Trauma), использует несколько иное определение: постабортный синдром — это состояние, характер­ное и для мужчин, и для женщин после аборта, которое возникает из-за неразрешенных психологических и духовных аспектов.
 
Клинический психолог Люси Фрид и социолог Пенни Ивонн Салазар используют понятие «постабортивный стресс» — стрессовая реакция, возникающая у женщин после прерывания беременности.
Причина стресса у женщин после прерывания беременности, так же, как в случае с ПТС, заключается в том, что они вынуждены скры­вать свои чувства, связанные и с беременностью, и с абортом. Кроме того, женщина ничем не может восполнить свою потерю и найти ду­шевный мир.
 
В одном из вышеперечисленных определений постабортного синдрома говорится о наличии его не только у женщин, но и у муж­чин. Характер его протекания отличается от характера этого синдро­ма у женщин, хотя бы в силу того, что женщина связана с ребенком физиологически, у нее происходят гормональные изменения и т.д. Среди мужчин с постабортным синдромом можно выделить два типа: те, кто хотели ребенка, а женщина не согласилась его родить, и те, кто не хотел ребенка. Терапия мужчин сложнее, т.к. они не связывают свои проблемы (например: алкоголизм; привычку уходить из дома; агрессивность, которая может быть направлена против себя самого) с абортом.
 
Организация Heartbeat International, которая разрабатывает программы для терапии ПАС, представляет особенности его протека­ния - как проявления долговременного эмоционального расстрой­ства, которые включают в себя депрессию, горе, беспокойство, беспо­мощность, отчаяние, сожаление, пониженную самооценку, недоверие, жестокость, зависимость от алкоголя/лекарств/еды/работы, чувство вины, сексуальные проблемы, осуждение себя, частый плач, «пусто­ту», расстройство, бессонницу, ночные кошмары, плохие отношения, вспышки воспоминаний, гнев, страх быть отвергнутым(ой), горечь, непрощение, страх связывать себя узами, неспособность формировать близкие отношения.
 
Спектр различных психологических осложнений, вызванных абортной травмой, довольно широк. Однако у некоторых может возникнуть вопрос: неужели последствия аборта настолько серьезны? Ведь столько женщин совершают аборты и могут засвидетельствовать, что самочувствие их после аборта не ухудшилось. Причиной такого рода иллюзий является то, что для протекания постабортного синдро­ма характерно три типа реакций.
 
Первый тип - моментальная реакция. Она наступает непосред­ственно после травмы либо проявляется в течение года. Связано это с тем, что женщина уже в первый год не выдерживает напряжения внутри себя и «срывается». Этот тип реакций наиболее благоприятен для женщины, т.к. причины эмоционального расстройства налицо, что в значительной мере облегчает диагностику и терапию. Однако первый тип реакций встречается крайне редко.
 
Более распространен второй тип реакций, выражающийся в том, что болезненные процессы протекают много лет, они становятся хрони­ческими, но вытеснены из сознания. Временами они усиливаются; чаше всего это происходит в годовщину сделанного аборта, в день несо­стоявшегося рождения ребенка и т.п.
 
Наиболее распространен третий, замедленный тип реакций. От пяти до пятнадцати лет после аборта может не быть никаких проявле­ний. Многие женщины на протяжении всех этих лет даже забывают, что когда-то в своей жизни сделали аборт. И вдруг осознание того, что они совершили, в буквальном смысле слова шокирует их, появляются неожиданные симптомы ПАС.
 
Характер протекания ПАС зависит от многих факторов. Острее он у женщин в период климакса, когда они понимают, что никогда больше не смогут иметь детей. Интенсивнее протекает постаборт­ный синдром у женщин религиозных, хотя они легче поддаются терапии.
 
В Канаде была исследована методом опроса группа женщин, а затем случайно выбранная половина из них была подвергнута углубленной психотерапии, даже если они отрицали наличие у себя эмоциональных проблем. То, что выявилось в процессе психотерапии, резко противоречило данным опросов даже тогда, когда женщина на рассудочном уровне относилась к аборту как к чему-то неизбежному, как к единственному выходу из сложившегося положения.
 
Выяснилось, что сознательное решение в пользу аборта может сосуществовать с полным его отрицанием в подсознании женщины. Вопреки поверхностным, внешним проявлениям, аборт вызывает у женщины глубокие переживания и всегда — чувство сильной боли, включая горечь невосполнимой утраты и идентификации с плодом.
Иногда случается так, что с психодинамической точки зрения женщина впоследствии начинает рассматривать потерю от аборта как утрату любимого человека. Исследования показали, что для выздоровления необходимо: а) признать себя участницей убийства собственного ребенка; б) пережить скорбь утраты; в) искать и получить прощение у Бога; г) простить саму себя.
 
Практическая часть
 
Целью нашего исследования  являлась оценка психологического состояния женщин детородного возраста после аборта, произведенного на различных сроках беременности и по разным показаниям.
Работа была проведена на базе люберецкого родильного дома и в женских консультациях г. Москвы с февраля 2007 г по декабрь 2007 г. Всего нами было обследовано 100 женщин, которые в свою очередь были разделены на две группы.
 
В первую группу вошло 60 женщин, поступивших в отделения обсервации и гинекологии люберецкого родильного дома с диагнозом внутренний порок развития (далее ВПР) плода и показанием  к прерыванию беременности на сроке 22-24 недели (далее Группа 1). Прерывание беременности у этой группы пациенток проводилось  путем вызова искусственных родов при помощи приема таблетизированного препарата Мефипристон.
 
Вторая  группа  (40 человек) включала в себя женщин, сделавших аборт по собственному желанию, на ранних сроках беременности до 12 недель (далее Группа 2).  Способ прерывания беременности – медикаментозный (на сроках до 6 недель) и хирургический (на сроках 6-12 недель) медаборты.
 
Гипотеза: чем позже срок беременности, в котором сделан аборт, тем сильнее его последствия для последующего психологического состояния женщины.
 
Таким образом, мы ввели понятия травмы. Под травмой мы будем понимать реакцию человека на события, которые выходят за рамки первичного опыта жизни и наносят вред физическому и психическому здоровью людей.
Механизм травмы понимается как незавершенная естественная реакция человека на травматическое событие, которое проявляется на уровне целостного опыта (включает телесные ощущения, поведение, образы, чувства, мысли). Естественные реакции человека- это защитные инстинктивные реакции, они присущи человеку как живому существу и выражаются в виде адаптивных механизмов бегства, борьбы или замирания (оцепенения).  Процесс посттравматической реабилитации предполагает обязательное завершение адаптивных телесных реакций и сброс сверхвозбуждения ЦНС.
 
Основными симптомами травмы считаются сверхвозбуждение (учащенное сердцебиение, бессонница, панические атаки и т.п.); беспомощность (подавленность, разбитость, снижение эмоционального фона, жизненной активности и т.д.) и диссоциация тела и сознания.
 
Для оценки наличия  травматизации пациенток после произведенного аборта и ее глубины, нами были использованы опросник настроения САН, а так же шкала депрессии в адаптации Т.И.Балашовой.
Наличие или отсутствие травматизации у человека, пережившего некое событие, зависит, на наш взгляд,  от следующих показателей:
  1. Индивидуальная значимость данного события для человека. В нашей работе для определения этого параметра мы применяли цветовой тест отношений Эткинда и опросник Г.Г.Филипповой по онтогенезу. В первую очередь мы оценивали ценность абортированного ребенка для пациентки.
  2. Возможность осуществления адаптивных естественных механизмов и сброса напряжения ЦНС. В нашей работе мы учитывали наличие или отсутствие эмоционального отреагирования пациенток на сделанный аборт, а так же характер протекания самого аборта (способ, длительность, наличие осложнений) 
  3. Уровень саморегуляции человека. Под саморегуляцией мы понимаем естественную природную способность человека к самоисцелению, основанную на внутренних ресурсах организма. В нашей работе при анализе данного параметра мы будем использовать измерение уровня индивидуальной стрессоусточивости человека (методика С.Коухена и Г.Виллиансона).
  4. Наличие внешних ресурсов человека. Этот параметр мы оценивали через анализ семейной системы пациенток (метод семейной социограммы Эйдемиллера, а так же опросник по онтогенезу) с целью выявления положения субъекта в системе межличностных отношений и прояснения характера коммуникаций в семье. Другими словами, одним из основных внешних ресурсов человека является поддержка значимых для пациента людей, в первую очередь супругов и родителей.
  5. Наличие или отсутствие опыта переживания схожих травматических событий в анамнезе как у самой пациентки, так и у членов ее семьи. Здесь нами оценивался не только сам факт наличия подобного опыта, но и характер его переживания. Как метод исследования использовалось интервью по генограмме пациентки.
 
Таким образом, в нашей работе использовались следующие методики: опросник настроения САН, шкала депрессии в адаптации Т.И.Балашовой, цветовой тест отношений Эткинда, опросник по онтогенезу Г.Г.Филипповой, методика измерения уровня индивидуальной стрессоусточивости человека С.Коухена и Г.Виллиансона, семейная социограмма Эйдемиллера, семейная генограмма.
 
Учитывая вышеизложенное, для оценки психологического статуса пациенток нами были предложены следующие критерии:
  • Эмоциональное состояние женщины на 2-3 сутки после произведенного аборта;
  • Ценность абортированного ребенка для женщины;
  • Индивидуальная стрессоустойчивость;
  • Социальный статус  (возраст, образование);
  • Структура семьи (нахождение в браке или вне его, наличие или отсутствие эмоционально близких отношений с кем-либо из членов семьи, в первую очередь с мужем или с мамой);
  • Медицинский анамнез (срок аборта, наличие или отсутствие осложнений после него, количество койкодней, проведенных в стационаре);
  • Исторический (трансгенерационный) аспект (наличие или отсутствие сделанных абортов, рано умерших детей в возрасте до 3-х лет, а также детей физически или умственно неполноценных у ближайших родственников пациентки, в первую очередь у мамы и у бабушек как по отцовской так и по материнской линиям). 
Результаты исследования:
 
Описание групп.
В Группу 1 (женщины, сделавшие аборт по медицинским показаниям с диагнозом ВПР плода в сроке 22-26 недель беременности) вошли 60 женщин в возрасте от 15 до 42 лет (средний возраст 23 года). Высшее образование из них имели 23 женщины (38,3%). 46 пациенток находились в зарегистрированном браке (76,7%).
В Группу 2 (женщины, сделавшие аборт по собственному желанию в сроке до 12 недель беременности) вошло 40 женщин в возрасте от 14 до 45 лет (средний возраст 25 лет). Высшее образование из них имели 14 (35 %), в зарегистрированном браке состояли 22 женщины (55%).
 
Диагностика психологического состояния женщин обеих групп проводилась на 2-5 сутки после произведенного аборта.
Эмоциональное состояние женщин на 2-3 сутки после аборта исследовалось по трем шкалам опросника САН самочувствие, активность и настроение. У женщин Группы 1 показатели по шкале «самочувствие» были выше среднего у 70 % респондентов, в группе 2 у 67,5%.  По шкале «активность»  показатели ниже среднего уровня были у 78,3% женщин Группы 1 и у 52,5% женщин Группы 2. По шкале «настроение» 71,7% пациенток Группы 1 имели значения ниже нормы, в Группе 2 такие же значения наблюдались у 67,5% опрашиваемых. При сравнении обеих групп видно, что женщины, перенесшие аборт в значительно более позднем сроке и по необходимости (Группа 1) отличаются значительно более низким уровнем активности по сравнению с женщинами, сделавшими аборт в сроке до 12 недель. Видимо это может объясняться неожиданностью произошедших событий (выявления у плода ВПР) и, как следствие, крушение большинства планов и надежд, связанных с предполагаемым рождением ребенка. По шкалам самочувствие и настроение показатели у обеих групп вполне соизмеримы.
 
По  шкале «депрессии» в Группе 1 56,7% женщин обнаружили состояние без депрессии, в 40% был сделан вывод о легкой депрессии ситуативного или невротического генеза. У одной женщины было диагносцировано субдепрессивное состояние и еще у одной – истинное депрессивное состояние. В Группе 2 состояние без депрессии наблюдалось у 82,5% опрошенных, легкая депрессия была отмечена у 6 женщин (15%), субдепрессивное состояние - у 1 женщины. Истинное депрессивное состояние в данной группе не выявлено.
 
Результаты, полученные с помощью цветового теста отношений Эткинда, показали, что показатель ценности ребенка в Группе 1 значительно выше, чем в Группе 2 (40% и 12,5% соответственно, р<0,05 отметили высокую ценность ребенка), у 57,5% женщин Группы 2 наблюдалось неоднозначное амбивалентное отношение к ребенку, тогда как в группе 1 у 46,7%. Неприятие ребенка, отвержение его было выявлено у 13,3% женщин Группы1 и у 30 % женщин Группы 2 соответственно (р<0,05).
 
При исследовании структуры семьи, у женщин Группы 1  в 72, 7 % случаев был выявлен дистантный тип отношений с матерью, характеризующийся напряженностью, тре­вожностью, конфликтностью, отстраненностью, отсутствием эмоциональной близости. У женщин Группы 2 такой тип взаимоотношений с матерью был отмечен у 58, 4% опрошенных. В то время, как наличие близких, доверительных, поддерживающих отношений с мужем в Группе 1 наблюдалось у 68% опрошенных по сравнению с 42,5% Группы2.
 
Показатели индивидуальной стрессоустойчивости в Группе 1 были следующие: высокая стрессоустойчивость отмечалась у 18,3% пациенток; удовлетворительная – у 51,7%; низкая – у 30%. В Группе 2 эти результаты были соответственно 42,5%, 37,5% и 20%.
 
Особый интерес, на наш взгляд, представляют данные по анализу семейной генограммы обеих групп пациенток. В Группе 1 у 54 из 60 женщин (91,7%!) в генограмме были обнаружены сделанные ранее аборты (58,3%), раноумершие дети (у 66,6%) либо дети, имеющие физическую или умственную неполноценность (у 4 женщин, что составило 6,6%). В группе 2 эти показатели немного ниже: у 29 из 40 женщин (72,5%). Соответственно, аборты были отмечены у 67,5%; раноумершие дети у 37,5% и у 1 женщины в генограмме присутствовал умственно неполноценный ребенок.
 
Анализ результатов:
 
Для последующего анализа Группы 1, мы разбили ее на 3 подгруппы по количеству койкодней, проведенных в стационаре при поступлении на медаборт. Подгруппа «А» - 5 дней и менее (в нее вошло 12 женщин, что составило 20%); подгруппа «Б» - 6-8 дней (27 женщин, что составило 45%) и подгруппа «В»- 9 и более дней (21 женщина, что составило 35%). В последнюю подгруппу так же попали 7 женщин (11,7%), имевшие осложнения в процессе аборта в виде кесарева сечения.
 
Подгруппа «А» характеризуется более высокими показателями самочувствия, настроения и активности, имеет высокую или среднюю индивидуальную стрессоустойчивость, в ней не отмечены состояния депрессивного ряда. Большинство женщин данной подгруппы не имеют высшего образования. Ценность ребенка для пациенток данной подгруппы средняя или низкая.  Отношения с матерью – чаще дистантные. При анализе генограммы в большинстве случаев отмечались сделанные аборты. Можно сказать, что травматизация в результате потери ребенка у таких женщин практически отсутствует. Необходимо отметить, что все вышеперечисленные критерии имеют положительную корреляцию между собой.
 
Подгруппа «Б» по большинству критериев имеет средние показатели, не коррелирующие между собой.
Подгруппа «В» представляет собой женщин, имеющих наибольшую степень травматизации. Практически все они отмечали пониженный эмоциональный фон, характеризующийся следующим образом: подавленное настроение, чувство оди­ночества, часто чувство вины, слезливость и упадок сил, нервозность, ощущение напряженности, чувство недовольства другими, навязчивые неприятные мысли. По шкале депрессии у пациенток данной подгруппы была выявлена легкая депрессия ситуативного или невротического генеза. В эту же подгруппу попали и 2 женщины с субдепрессивным состоянием и истинным депрессивным состоянием. Всем им присущ средний или чаще низкий уровень индивидуальной стрессоусточивости. У большинства представителей данной группы отмечены эмоционально близкие отношения с мужем. Более половины из них (61,9%) имеют высшее образование (чаще гуманитарное). Ценность потерянного ребенка высока или амбивалентна. По анализу семейной генограммы в 87% случаев обнаружены раноумершие дети. Данные критерии так же имеют положительную корреляцию. Можно предполагать у пациенток данной подгруппы дальнейшее проявление и развитие острого ПТСР (посттравматического состояния), но, к сожалению, данными катамнеза мы на настоящий момент не обладаем. Именно этим женщинам необходима дальнейшая психологическая реабилитация, осуществляемая перинатальным психологом или психотерапевтом и оказываемая им по месту жительства.
 
Группа 2 так же была поделена на 2 подгруппы по способу проведения аборта и его сроку. Подгруппа «А» - медикаментозный аборт в сроке до 6 недель (сюда вошли 23 женщины, что составило 57,5%) и подгруппа «Б» - хирургический аборт в сроке до12 недель (17 женщин, что составило 42,5%). По исследуемым нами критериям достоверной разницы между характеристиками подгрупп выявить не удалось. Из всех 40 женщин данной подгруппы травматизация практически не наблюдалась у 38 % пациенток. Сильная травматизация (по большинству оцениваемых критериев) была отмечена у 7 женщин (17,5%). Мы можем предполагать проявление у них постабортного синдрома.
 
Выводы:
  1. У женщин Группы 1 с диагнозом ВПР плода и сроками медаборта 22-24 недели сильная травматизация наблюдалась в 35% случаев.
  2. У женщин Группы 2, сделавших аборт по собственному желанию, на ранних сроках беременности от 3 до 12 недель сильная степень травматизации наблюдалась в 17,5% случаев.
  3. У женщин Группы 1 степень (сила) психологической травматизации прямо коррелировала с тяжестью соматического состояния во время прерывания беременности и, как следствие, с увеличением количества койкодней, проведенных  пациентками в стационаре. Критерии оценки:  длительность процесса, субьективная сила боли, применение дополнительных медикаментозных препаратов обезболивания и стимуляции,  наличие осложнений, вплоть до кесарева сечения.  
Список литературы
  1. Адкинс Ш. Постабортный синдром и его терапия. Программа организации Heartbeat International по терапии постабортного синдрома. 2000 г. Стр. 43.
  2. Босин Ф.Н. и др. Психическая травма: к современному пониманию ее природы и общих принципов ее психотерапии. Руководство по психотерапии. Москва. 1979 г.
  3. <
 
 
Лицензия 77Л01 №0007170, рег.№036364, от 23 июля 2015г.    Телефон: +7 (495) 772-0021    Е-mail: