Институт Интегративной Семейной Терапии
Институт Интегративной Семейной Терапии
Institute of Integrative Family Therapy
Контакты
Карта сайта
Оплата
 
Институт    Клиентам    Специалистам и абитуриентам     Студентам ИИСТ    Библиотека    Календарь     
 
 
Научные публикации

Популярные статьи

Дипломные работы

Эссе

Фотографии

Биографии корифеев

 
Версия для печати
  ИИСТ / Библиотека / Научные публикации / Бебчук М.А., Щедринская О.М. - Семья ребенка с нарушениями в психическом здоровье и/или в развитии: задачи, принципы и мишени консультативной и психотерапевтической помощи

Бебчук М.А., Щедринская О.М. - Семья ребенка с нарушениями в психическом здоровье и/или в развитии: задачи, принципы и мишени консультативной и психотерапевтической помощи



«Вестник Психотерапии» №51 (56), Санкт-Петербург, 2014, стр. 80-94

М.А. Бебчук, О.М. Щедринская

Семья ребенка с нарушениями в психическом здоровье и/или в развитии: задачи, принципы и мишени консультативной и психотерапевтической помощи

Российский национальный исследовательский медицинский университет

им. Н.И. Пирогова (Россия, 117997, Москва, ул. Островитянова, д. 1);

Институт интегративной семейной терапии

(Россия, Москва, Симферопольский проезд, д. 1)

Представлен анализ теоретических данных и клинического опыта, полученного авторами в период с 2006 по 2012 г. при коррекционной работе с 427 семьями детей (3–14 лет) с различными расстройствами психической сферы и нарушениями развития. Выделены специфические цели и задачи, которые возникают в работе с этими семьями. Даны практические идеи, описания конкретных шагов, решений, позиции и роли специалиста в консультировании родителей и детей в системном подходе, которые будут полезны специалистам различных помогающих профессий – психологам, врачам, социальным работникам, педагогам, логопедам.

Ключевые слова: клиническая (медицинская) психология, семейная психотерапия, семья, дети с отклонениями в развитии, семейный психолог,  консультирование детей и родителей.

Введение

В настоящее время доказано, что системная семейная психотерапия является эффективным подходом к работе с семьями, имеющими детей с отклонениями в развитии и психическими заболеваниями [1, 9, 11]. Большинство авторов предлагает теоретическое и научное описание данной темы [3, 5, 8]. Дефицит прикладных идей и «ходов» для работы в «семейном формате» затрудняет использование специалистами этого эффективного подхода на практике. Во многих случаях фокусом внимания специалистов и организаторов медико-социально-психологической помощи остается исключительно индивидуальная коррекционно-развивающая работа с больным ребенком, или, в лучшем случае, с диадой «мать–дитя».

Материалы и методы

Основу данной статьи составил практический опыт консультативной и психотерапевтической работы с семьями детей, имеющих нарушения в психическом здоровье и/или развитии. В период с 2006 по 2012 г. проконсультированы 427 семей с детьми 3–14 лет с отклонениями в развитии и психическими заболеваниями:

- 56 % – обратились за консультативной помощью в Институт интегративной семейной терапии самостоятельно или по направлению врачей детских поликлиник и медицинских центров, психологов окружных коррекционных центров или других детских учреждений;

- 23 %  – были направлены к семейному психологу после госпитализации в Детскую психиатрическую больницу № 6 Москвы;

- 21 % – педагогами и воспитателями образовательных учреждений Москвы, комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, отделами опеки и попечительства.

Результаты и их анализ

Анализ собственного опыта и данных научных публикаций, позволил выделить ряд специфических задач, решением которых занимается психолог (психотерапевт), работая с семьями детей, имеющих нарушения в психическом здоровье и/или развитии. Кроме того, представлены позиции и роли консультантов, а также предложены практические идеи, которые могут быть использованы на психотерапевтических сессиях .

I. Особенности семьи ребенка. Семьи, в которых есть дети, имеющие отклонения в развитии и/или психические заболевания отличаются от семей, в которых растут дети без патологии. По данным различных исследований:

  • рождение (появление) ребенка с заболеванием психической сферы является стрессовым событием для всей семьи [6, 5, 14];
  • многие исследователи описывают реакцию семьи на это событие фазами, схожими с процессом переживания горя [6, 7, 10];
  • самым тяжелым моментом для многих семей оказывается ситуация постановки диагноза ребенку [11]. Кроме того, кризисными этапами являются начало обучения ребенка в школе, его подростковый возраст и время старения родителей;
  • особенности отношения родителей к детям с отклонениями в развитии и/или душевным заболеванием обусловлены как особенностями личности родителей,  так и личностными и клинико-психопатологическими особенностями ребенка, степенью выраженности дефекта, социокультурными и семейными мифами/установками [3–5];
  • среди стилей семейного воспитания душевно больных детей преобладают негативные, такие как гиперопека, гипоопека, эмоциональное отвержение и гиперсоциализация [2, 6];
  • негативные стили взаимоотношений родителей и детей могут усугублять проблемы в развитии ребенка, формируя дополнительную вторичную симптоматику или акцентуации характера [4, 5, 14];
  • структурный уровень семейной системы претерпевает изменения, обусловленные психологическими, соматическими и социальными трудностями. Изменяются способы взаимодействия членов семьи, изменяются способы функционирования всех подсистем [2, 5, 12];
  • функциональный уровень претерпевает изменения, связанные с наличием дополнительных функций (корригирующей, абилитационно-реабили-тационной и компенсирующей) [5].
  • динамический компонент описания семейной системы показывает специфические изменения жизненного цикла семьи в виде замедленного и асинхронного прохождения определенных стадий [3, 5, 11];
  • «Внутренняя картина болезни ребенка» у родственников влияет на отношение к ребенку и заболеванию, во многом определяя стратегию их поведения в организации лечебных, коррекционных, реабилитационных и развивающих мероприятий [4].

II. Особенности консультирования обусловлены спецификой семей (указаны ранее), особенностями консультанта и его ролью (функцией, ответственностью, позицией) и контекстом организации помощи этим семьям в целом.

Большинство психотерапевтических школ рассматривает консультирование как добровольный акт, где клиенты (семья) осознанно обращаются за помощью. Однако на практике, семье с детьми, имеющими нарушения в развитии и/или психическом здоровье, консультация рекомендуется педагогом (воспитателем) образовательного учреждения или врачом [8]. В этих случаях «заказчиком» терапии и «заинтересованным лицом» является не семья (родители), а направившая ее организация или специалист. Уровень мотивации членов семьи и степень включенности в занятия – значительно ниже, чем при самостоятельном обращении.

Безусловно, занятия с семейным психологом, нейропсихологом или логопедом-дефектологом будут полезны ребенку, страдающему ранним детским аутизмом, эпилепсией и атипичной умственной отсталостью. Однако даже при слаженной и эффективной работе всех специалистов в большинстве случаев ребенок по-прежнему будет иметь особенности, отличающие его от «здоровых» сверстников. Иногда члены семьи чувствуют неудовлетворенность или разочарование (в связи с отсутствием быстрых изменений в состоянии ребенка) и  коррекционно-развивающие занятия могут быть остановлены родственниками, тем более, если это соответствует их представлениям о прогнозе заболевания в рамках существующей у них «внутренней картины болезни ребенка».

С другой стороны, темп работы с такой семьей действительно бывает медленнее, а степень эффективности психотерапевтических воздействий может быть ниже в сравнении с консультированием семей без выявленных психических заболеваний и отклонений у детей. Специалист, работающий с семьей, может находиться под «давлением» указанных параметров. Кроме того, на эффективность работы специалиста с родителями и ребенком, имеющим психическое заболевание или отклонения в развитии, влияет и «внутренняя картина болезни ребенка» у специалиста [3, 4]. Эти представления будут определять стратегию работы, её цели и задачи. Если специалист опасается данного заболевания или считает, что ребенок с таким(!) диагнозом «неизлечим»/«необучаем», то его работа будет малоэффективна.

Возникающие с двух сторон (со стороны семьи и специалиста) схожие переживания, представления и не всегда осознаваемые установки приводят, в ряде случаев, к обострению вопроса о качестве предоставляемой помощи и об ответственности сторон за результаты работы.

Чтобы иметь возможность вместе с родителями найти максимально реалистичное видение болезни, выстроить стратегии взаимодействия, быть открытым к сотрудничеству с коллегами из смежных областей, разделять зоны ответственности и компетенции, специалисту необходимо сформировать собственную внутреннюю позицию и быть конгруэнтным [1, 5, 11, 14].

III. От теории – к практике. Идеи, алгоритмы, задачи, принципы и мишени консультирования. Обобщив опыт разных специалистов [1, 3, 5, 9, 12–14] можно сказать, что независимо от того, какими именно теоретическими моделями, техническими и методическими средствами пользуется в своей работе консультант, так или иначе он транслирует семье свое отношение к данной проблеме. Эффективная  позиция психотерапевта обычно включает в себя:

  • уважение к опыту «особого» родительства;
  • формирование отношений сотрудничества с родителями, как частью команды;
  • принятие и уважение ребенка с его особенностями, не исключающие наличия правил и границ, которые ребенок должен соблюдать;
  • опору на «здоровую часть», стремление увеличить эту зону;
  • умение видеть любые позитивные изменения, как в состоянии ребенка, так и во взаимодействии членов семьи;
  • веру во внутренние ресурсы семьи и, особенно, пары родителей;
  • веру в необходимость  соблюдения баланса между различными сферами жизни и функциональными ролями: ребенок будет счастлив со счастливыми родителями, у которых в жизни есть время для друзей, работы, отдыха и друг для друга;
  • стремление к социализации ребенка и формированию у него навыков самообслуживания как необходимых условий адаптации при любом заболевании.

Постараемся сформулировать, как эта позиция и ее принципы могут быть реализованы специалистом в направлениях (этапах, шагах) практической работы с родителями и семьей в целом. Каждый из предложенных далее пунктов может быть самостоятельной темой для обсуждения с родителями или одной из задач, решаемой в ходе целостного процесса консультирования (психотерапии). Все перечисленные пункты являются взаимодополняющими, значимыми, и могут быть реализованы в различной последовательности.

1. Важнейший шаг – принятие членами семьи факта болезни (отклонений):

  • принятие факта, что ребенок болен или его отличий от других («здоровых») детей часто бывает очень трудным, особенно, если речь идет о заболевании с прогредиентным течением, плохим прогнозом или формирующейся инвалидностью. Если осложнены коммуникации между родителями, мало взаимной поддержки, то справиться с тяжелой информацией еще сложней [1, 11, 14];
  • ставить диагноз и назначать лечение – задача, выходящая за рамки компетенции психолога. В том случае, если специалист замечает особенности ребенка – уместно рассказать родителям о своих опасениях (что конкретно в поведении, эмоциональных проявлениях или мышлении ребенка заставляет задуматься или настораживает) и порекомендовать консультацию у врача-психиатра.
  • часто для родителей полезнее получить информацию о дальнейших действиях с их стороны, чем услышать диагноз или его шифр. Более того, даже вместо ответа на прямой вопрос «Скажите, у моего ребенка шизофрения?» бывает разумнее сказать, что «не так важно, как называются эти особенности у ребенка, а важно – что можно делать для улучшения ситуации». Такой разговор уменьшает чувство вины, стыда, страха у родственников и смещает акцент в сторону активной и деятельной позиции сотрудничества между родителями и психологом (психотерапевтом).

2. Формирование реалистичного восприятия родителями состояния здоровья/болезни ребенка, течения заболевания и прогноза:

  • чтобы реалистично оценивать болезнь, важно иметь достаточное количество объективной информации, которая не ограничивается диагнозом (который сам по себе часто пугает родителей) или шифром из Международного классификатора болезней и расстройств поведения;
  • для родителей важно владеть первичными знаниями о болезни и понимать,  что необходимо и возможно сделать «на практике» для обеспечения оптимального состояния ребенка. Наличие информации позволяет не фокусироваться на вопросах «Почему это так?», «Кто виноват?», «За что это мне?»;
  • получить эти знания родители могут самостоятельно (Интернет, статьи, книги) или от специалиста. К сожалению, практика взрослой психиатрии с психообразовательными программами для родственников душевно больных мало «приживается» в нашей стране в детской психиатрии;
  • беседа со специалистом является основным источником информации для родителей больного ребенка. Это означает, что психологам полезно освежить полученную в вузе информацию об основных психических заболеваниях, симптоматике, типе течения и знать перечень проверенных электронных или бумажных изданий, которые можно было бы рекомендовать родителям для знакомства с темой.

3. Формирование у родителей реалистичного восприятия возможностей их ребенка,  зоны его ближайшего развития с учетом особенностей возраста, клинической картины и течения заболевания:

  • с одной стороны, это означает предъявлять ребенку реалистичные требования и не ждать того, что ему в данный момент не по силам. С другой стороны – не делать за него то, что он может сделать сам;
  • иногда для того, чтобы сформировать адекватный уровень ожиданий, необходим взгляд извне, со  стороны. Отказ от имеющихся ожиданий, требований и надежд в отношении ребенка бывает очень болезненным и длительным процессом. Чаще всего семья переживает те же этапы, как при проживании острого горя, включая отрицание, депрессию, злость.

4. Сотрудничество. Мотивация семьи к сотрудничеству со специалистами (согласие на лечение, стремление к развитию ребенка и изменениям внутрисемейных отношений). Готовность специалиста к сотрудничеству с коллегами:

  • болезнь ребенка или серьезные нарушения развития – эта проблема, с которой можно справляться и которую можно «переживать», действуя в команде единомышленников – родителей, врачей, педагогов и психологов;
  • сотрудничество предполагает, что каждый делает свою часть работы, находится в диалоге и открыт обмену опытом;
  • для улучшения ситуации нередко необходимо сочетание медикаментозной поддержки, правильного стиля семейного воспитания, специальных коррекционных и развивающих занятий;
  • чтобы такое сотрудничество состоялось, важно активное и ответственное участие всех сторон, но, в первую очередь – родителей. Больному ребенку недостаточно для развития и коррекции 2–3 ч/нед занятий со специалистами. Остальное время должно быть использовано обученными родителями;
  • психологу, работающему с душевно больными детьми (и детьми с отклонениями в развитии) и их семьями, важно иметь коллег, с которыми вместе можно организовать сопровождение семьи. Нам кажется, что оптимальна команда: семейный психолог + психиатр + педагог-дефектолог (нейропсихолог, ведущий индивидуальных и/или групповых коррекционно-развивающих занятий и т.п.). Такая работа специалистов помогает организовать слаженную разностороннюю помощь семье и ребенку, и является более эффективной, чем работа каждого специалиста по отдельности. В профессиональном сообществе давно обсуждается идея полипрофессиональных бригад. На практике же мало учреждений, где работа по-настоящему организована таким образом. Команда специалистов становится командой, когда коллеги говорят на одном профессиональном языке, вкладывают уникальность своих знаний в общее видение/развитие пациента (семьи) и получают удовольствие от совместной работы;
  • возможность сотрудничества с коллегами позволяет не только более интенсивно заниматься решением вопросов, беспокоящих семью, но также является профилактикой эмоционального выгорания.

5. Центральная задача (мишень) в консультировании – социализация и адаптация ребенка, развитие коммуникативных навыков и навыков самообслуживания:

  • аргумент, который используется нами в беседе с родителями о первостепенной необходимости формирования навыков самообслуживания, – их (родителей) смертность, т.к. с большой вероятностью родители умрут раньше своего ребенка. Задача родителей любого больного ребенка – помочь ему максимально хорошо адаптироваться к жизни в обществе. Это касается простых бытовых вещей: для одних детей важно опрятно есть и самостоятельно одеваться, для других – уметь прибирать комнату и стирать свое белье, для третьих – покупать в магазине продукты и готовить простую еду, звонить по телефону и оплачивать счета за электричество. Эти навыки значительно облегчают семейное взаимодействие в настоящее время и формируют «задел» на будущее в отдельной жизни ребенка;
  • обучение простым навыкам в формате детско-родительского тренинга может быть темой нескольких встреч с семейным психологом. Например, в нашей практике есть опыт, когда во время сессии психотерапевт с родителями и ребенком 7 лет, страдающим атипичной формой аутизма, осваивали навык «самостоятельное мытье рук мылом». Такой «заземленный», «бытовой» подход в чем-то совершенно противоположен психотерапии в привычном понимании, но является эффективным для описанной категории клиентов.

6. Поиск ресурсов для воспитания и развития ребенка с особенностями:

  • самые мощные ресурсы находятся внутри семьи, в первую очередь, – в супружеской паре. Вдвоем растить «особого» ребенка гораздо легче, чем одному.
  • некоторые родители считают, что не имеют права ни на какую «личную жизнь», и все свои силы должны/готовы отдавать заботам о ребенке. Рано или поздно это может привести не только к ухудшению отношений в паре, с другими членами семьи и потере дружеских контактов, но и к эмоциональному выгоранию или физическому истощению. Иногда таким родителям помогает метафора: «Тот, кто хочет пробежать длинную дистанцию, должен уметь правильно распределять свои силы, и вовремя давать телу отдых». Прямыми предписаниями от психотерапевта может быть «разрешена» забота о себе – «романтический ужин» супругов/родителей, посещение салона красоты или бассейна, выход в кафе или кино, встреча с друзьями или курс йоги.

7. Осознание родителями эмоциональной составляющей (чувств) в отношении болезни ребенка:

  • у родителей появляются сильные чувства, которые не всегда можно открыто предъявить: это беспомощность, растерянность, страх, отчаяние, вина, стыд, злость …;
  • эти чувства – нормальны и психологически понятны, но они могут мешать действовать разумно и эффективно, особенно, если их игнорировать;
  • одним из способов помочь семье в осознании своих чувства являются техники, позволяющие разделить отношение к личности ребенка и к его болезни. Для этих целей могут быть использованы техники различных подходов – например, «пустой стул» из гештальт-терапии, рисуночные техники из арт-терапии или ассоциативные карты.

8. Укрепление границ супружеской и детской подсистем:

  • если ребенок болеет, родители вынуждены себя во многом ограничивать, и это касается не только материальной сферы;
  • чтобы жизнь семьи не начала «вращаться» только вокруг болезни ребенка, у каждого из родителей должны быть условия для общения с друзьями, отдыха и уединения. Любому ребенку будет лучше, если у родителей – хорошее настроение, много интересов и теплые отношения друг с другом. Из этого следует, что серия встреч может быть посвящена улучшению взаимоотношений в супружеской паре.

9. Расширение сферы функционального взаимодействия членов семьи:

  • болезнь – почти всегда способ получать внимание в той или иной форме. Задача практического психолога (психотерапевта) помочь семье организовать свою жизнь так, чтобы болезнь не являлась единственной темой для взаимодействия между ребенком и взрослыми, и, кроме посещения врачей, еще регулярно возникала бы другая совместная деятельность (каток, прогулка по парку или настольные игры для всей семьи);
  • когда в семье есть несколько детей, то важно, чтобы всем доставалась хотя бы часть родительской любви и заботы. Здоровые дети имеют на это не меньше прав, чем больные.

10. Формирование позитивного и последовательного стиля родительского воспитания; восстановление «правильной» семейной иерархии:

  • независимо от формы и типа заболевания ребенка, он нуждается в воспитании и развитии;
  • иногда роль родителей заключается в том, чтобы сказать «нет» или «надо», даже если за этим последуют слезы и крик;
  • детям важны в жизни ориентиры, границы и рамки, чтобы чувствовать себя в мире безопасно, знать свое место, уважать себя и других. Детям, имеющим отклонения в развитии или психическом здоровье, границы и правила нужны даже больше, чем другим детям.
  1.  Повышение уровня родительской компетенции, уверенности в своих силах. Формирование позитивного образа родительства и детско-родитель-ских отношений:
  • гораздо легче справиться с трудной ситуацией, если есть возможность опираться на опыт тех, кто уже через это прошел. Помогает общение с другими семьями, где есть ребенок с таким же заболеванием, они могут выслушать и, как никто другой, понять. Более опытные родители могут поделиться своими удачными стратегиями преодоления трудностей;
  • даже если состояние ребенка тяжелое и его поведение является трудным, одной из задач психотерапевта может быть выявление исключений из проблемной ситуации, поиск ресурсных и успешных стратегий в поведении родителей. Фокусируясь только на проблемах, многие родители сами перестают замечать, какие результаты ими уже были достигнуты;
  • для повышения уверенности в своих силах и способности совладать с ситуацией, родителям важно получать от специалистов сигналы, что они уважаемы, и вклад их – заметен. И, противоположно, позиция эксперта, знающего «единственный возможный путь» лечения (коррекции, реабилитации, развития) ребенка очень подрывает способность семьи самостоятельно решать проблемы. А ведь родители больных детей зачастую приобретают уникальный опыт развития и обучения «особого ребенка», и в некоторых аспектах обладают большим количеством знаний и опыта, чем специалисты, получившие профильное образование.

12. «Здоровая и «больная» части:

  • некоторые тренеры любят показывать группе лист бумаги, на котором стоит одна черная точка, и спрашивать участников: «Что вы видите?». Чаще всего, аудитория отвечает, что они видят точку. Парадокс заключается в том, что «фокус внимания» в большинстве случаев игнорирует тот факт, что 99 % продемонстрированного «изображения» – это белый лист;
  • часто и родители, и специалист фокусируют свое внимание на проблемных сторонах состояния ребенка. Тем не менее, важно помнить, что в любом, даже самом больном ребенке есть «здоровая часть», которая может развиваться и расти. Ценнейший навык родителей и специалистов – видеть эту часть, помогать ей, и замечать малейшие позитивные изменения. Ведь чем больше внимания будет уделено «здоровой части» – тем сильней и больше эта зона будет становится, а «больная» – возможно – будет уменьшатся.

13. Развитие и обучение:

  • «Ну, а зачем что-то делать (учить, развивать, лечить), если у него (здесь идет название диагноза)? Он же от этого не станет здоровым!» Такой текст можно услышать от родителей, остро переживающих факт заболевания ребенка или постановку ему диагноза. Помимо направления, которое было обозначено как развитие навыков самообслуживания, есть и другие направления, в которых можно и нужно двигаться при любых диагнозах и прогнозах. И чем раньше родители начнут такое движение – сами и с помощью специалистов – тем лучше. Нами используются для этого следующие аргументы:

- чем моложе ребенок – тем больше у него есть компенсаторных возможностей. Любой ребенок может учиться и развиваться, отличия будут в темпе и необходимом количестве усилий (его собственных и окружающих);

- у каждого ребенка есть свой «коридор» развития, по которому он может пройти. Задача родителей и специалистов сделать так, чтобы, по возможности, развитие ребенка шло ближе к «потолку», а не к «полу» имеющегося коридора, и потенциальные возможности были бы своевременно использованы по максимуму;

  • важный момент – помощь родителям в выборе учебного заведения, где будет/может заниматься ребенок. Наверное, самое ценное, что может предложить специалист – разностороннюю информацию обо всех доступных/возможных вариантах (массовая школа, частная школа, коррекционная школа, школа-интернат, надомное обучение, экстернат и т.п..) с обоснованием «за» и «против» каждого варианта;
  • больная тема для обсуждения с родителями подростка – выбор возможной будущей профессии и специализации.

14. «Путь длиной в 100 шагов», или еще несколько слов ко 2-му разделу данной статьи:

  • родителям хочется верить в то, что специалист способен сделать так, что ребенок (немедленно) станет другим, и все проблемы и вопросы останутся в прошлом;
  • под давлением ожиданий со стороны семьи, которая «ждет чуда», психотерапевт начинает чувствовать себя некомпетентным или беспомощным, как будто он что-то пообещал, и не может теперь выполнить;
  • однако, к сожалению, с подножия горы нельзя сразу попасть на вершину. Подъем всегда занимает много времени, и чем выше гора – тем менее заметно пройденное расстояние. Несмотря на проделанные усилия, вершина продолжает казаться очень далекой. Рецепт один: идти, не останавливаться, и замечать, сколько шагов уже было сделано;
  • из этого следует один из очень важных принципов работы с семьями «особых» детей: ставить реалистичные достижимые цели, идти маленькими шагами и быть готовыми к тому, что результатов долгое время может не быть (и считать это – нормой).

Заключение

Задачей авторов было обобщение имеющегося теоретического и практического опыта работы с семьями детей, имеющих нарушения психического здоровья и/или отклонения в развитии. К сожалению, при обобщении любых данных можно вывести только некоторый «средний» результат, теряя в процессе детали и частности.

Это значит, что представленные идеи могут быть только неким вектором, иногда поверхностным обобщением, а не руководством к действию, так как каждая новая семья – это всегда новый опыт и новые стратегии, которые могут привести к успеху. Невзирая на всю перечисленную специфику, с которой можно столкнуться в работе с данной категорией семей, этот вид консультирования имеет много общего с «обычным» детско-родительским консультированием: нейтральность, уважение к ресурсам семьи, поиск баланса в дистанции и момента в терапии, когда семья может самостоятельно справляться с имеющимися вопросами и проблемами.

Литература

  1. Бебчук М.А., Жуйкова Е.Б. Системный подход к психологии семьи (для специалистов сферы семейного устройства) – М. : Независимый ин-т семьи и демографии, 2009. – 108 с.
  2. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения : автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 1986. – 32 с.
  3. Зерницкий О. Б. Взаимосвязь родительского отношения с психоэмоциональным состоянием ребенка с отклонением в развитии // Семейная психология и семейная терапия – 2005. – № 3. – С. 29–43.
  4. Исаев Д.Н. Детская медицинская психология. – СПб. : Речь, 2004. – 384 с.
  5. Левченко И.Ю., Ткачева В.В. Психологическая помощь семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. – М. : Просвещение, 2008. – 239 с.
  6. Мастюкова Е.М., Московина А.Г. Семейное воспитание детей с отклонениями в развитии : учеб. пособие / под ред. В.И. Селиверстова. – М. : Владос, 2003. – 408 с.
  7. Микаэлян Л. Психологическая работа с родителями «особых» детей: ресурсная модель // Моск. психотерапевт. журн. – 2006. – № 2. URL: http://www. http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2663
  8. Минигалиева М.Р. Алгоритмы консультирования семей и детей с особыми нуждами. – URL: http://www.psypress.ru/articles/22631.shtml
  9. Николс М., Шварц Р. Семейная терапия: концепции и методы. – М. : Эксмо, 2004. – 960 с.
  10. Савина Е.А. Психологическая помощь родителям в воспитании детей с нарушениями развития : пособие для педагогов и психологов. – М. : Владос, 2008. – 223 с.
  11. Селигман М., Дарлинг Р. Обычные семьи, особые дети : (пер. с англ). – Изд. 2-е. – М. : Теревинф, 2009. – 368 c.
  12. Селиверстов В.И, Денисова О.А. Специальная семейная педагогика. Семейное воспитание детей с отклонениями в развитии. - М.Владос, 2009.-358с.
  13. Семаго М.М., Семаго Н.Я. Организация и содержание деятельности психолога специального образования : метод. пособие. – М. : АРКТИ, 2005. – 336 с.
  14. Шапиро Б.Ю. Психологические особенности родительского отношения к ребенку с ограниченными возможностями / Б. Ю. Шапиро, О. Б. Зерницкий // СОТИС–социальные технологии, исслед. – 2010. – № 6. – С. 61–76.

Bebchuk M.A., Shchedrinskaya O.M.

Sem'ya rebenka s narusheniyami v psikhicheskom zdorov'e i/ili v razvitii: zadachi, printsipy i misheni konsul'tativnoi i psikhoterapevticheskoi pomoshchi [A family of a child with mental disabilities and/or developmental disorders – goals, principles and targets for consultative and psychotherapeutic support]

Pirogov Russian National Research Medical University

(Russia, 117997, Moscow, Ostrovitianov str. 1);

Institute of Integrative Family Therapy (Russia, 117638, Moscow, Symferopolskiy proezd, 1)

Theoretical data and clinical experience gained by the authors through remedial work with patients from 2006 to 2012, involving 427 families with children (3–14 y.o.) with various mental and developmental disorders is analyzed and introduced in this work. Goals and targets specific to the work with these families are identified and addressed along with practical ideas and actionable recommendations, including the decisions, the position and the role of a specialist in consulting parents and children through the systematic approach.  Specialists involved in various helping professions, such as psychologists, medical doctors, social workers, educators and speech therapists, will be able to utilize the provided information and recommendations. 

Key words: clinical (medical) psychology; family psychotherapy; family; children with developmental disorders; family psychologist; consulting of children and parents.



 
 
Лицензия 77Л01 №0007170, рег.№036364, от 23 июля 2015г.    Телефон: +7 (495) 772-0021    Е-mail: